Жителям Черной Речки больше не нужно надеяться на снижение стоимости проезда

Вице-губернатор Юрий Пахомовский внес коррективы в июльское обещание Александра Дрозденко

«У нас ведется аудиозапись — заранее предупреждаю. Для чего? Чтобы потом ничего не упустить. Мы будем по итогам встречи писать протокол, давать поручения. Я думаю, что никто не против аудиозаписи». (Александр Дрозденко на встрече с жителями Сертолово 23 июля 2015 года)                              

23 июля, во время встречи врио губернатора Ленобласти с жителями Сертолово Александр Дрозденко зачитал вопрос из зала. Суть вопроса заключалась в недовольстве жителей микрорайона Черная Речка высокой, по их мнению, стоимостью проезда в автобусе. Чтобы не запутаться с самого начала, пока поставим здесь точку.

По нашей информации, встреча с жителями Сертолово фиксировалась на технические средства съема информации, как минимум, тремя источниками. Во-первых, аудиозапись встречи велась сотрудниками аппарата врио губернатора. Второй источник — корреспонденты газеты «Петербургский рубеж». Ну и мы, в свою очередь, «писали» встречу с губернатором на видеокамеру и диктофон. Многочисленных журналистов других изданий в расчет брать не будем.

В стенограмму встречи Александра Дрозденко с жителями, опубликованную в газете «Петербургский рубеж» 30 июля, вопрос от жителей микрорайона Черная Речка почему-то не попал. Удивляться такой избирательности мы не стали так же, как не стали удивляться отсутствию в той же стенограмме вопроса о зарплате Николая Гайдаша.

Зато мы удивились, когда злополучный -теперь это совершенно ясно — вопрос от жителей Черной Речки неожиданно «всплыл» в последнем материале «ПР» под названием «Ответы на вопросы, поступившие временно исполняющему обязанности губернатора Ленинградской области Александру Дрозденко в рамках рабочей поездки и встречи с жителями города Сертолово 23 июля 2015 года».

Ну да, так и есть. А теперь: внимание, вопрос.

Сначала в редакции «ПР».

«Беспокоит стоимость проезда в автобусах № 676 и № 434 от станции метро «Проспект Просвещения» до микрорайона Черная Речка — 53 руб. Стоимость поезда (это, конечно, очепятка, с кем не бывает, речь не о поездах, а об автобусах) очень высока и не соответствует километражу».

По смыслу всё как бы верно. Однако вопрос жителей Черной Речки, зачитанный врио губернатора, был гораздо подробнее в том плане, что практически не оставлял чиновникам маневров для творчества. О чем речь, вы поймете чуть ниже.

А теперь тот же вопрос в том виде, в котором его озвучил Александр Дрозденко на самом деле.

«В конце марта жители микрорайона Черная Речка обратились к местным депутатам по вопросу цен за проезд в автобусах № 676 и № 434, установленных новой транспортной компанией «Барс 2». Стоимость проезда от станции метро «Просвещения» до Сертолово и Сертолово-2 — 45 рублей, а до микрорайона Черная Речка — 53 рубля. От Сертолово до Черной Речки — 2, 2 километра, а до 41 километра — 55 рублей. От Черной Речки до 41 километра — 9 километров».

В этот момент врио губернатора перестал читать записку (видеозапись данного эпизода есть в распоряжении редакции — прим. авт.) и добавил от себя: «Ну да… то есть получается, что за 9 километров — 2 рубля, а за 2 километра — 8 рублей. Ну то есть такая арифметика».

Закончив с собственной ремаркой, Александр Юрьевич продолжил чтение записки.

«Считаем это социальной несправедливостью, надеемся, что наши депутаты обратятся в соответствующие инстанции Ленинградской области».

Врио губернатора заканчивает читать вопрос, и обращается к своей команде: «Пожалуйста, либо Юрий Витальевич, либо Константин Борисович».

А теперь еще раз внимание : ответ.

На вопросы жителей Черной Речки отвечает вице-губернатор Ленинградской области Юрий Пахомовский.

Чтобы не запутать читателей, сначала мы публикуем речь Юрия Витальевича в том виде, в котором она прозвучала на самом деле.

«Пришел АТП «Барс 2». В чем плюс их? Это компания, которую мы попросили, чтобы она не бросила местные автопредприятия автобусные, а приняла и людей, и транспорт, и обслуживающий персонал, который готовит транспорт к поездкам внутри Сертолово, чтобы люди не остались без работы, к себе, и они это сделали. Что касается стоимости проезда, то давайте договоримся, что не нужно обращаться никуда — вы уже обратились. Поручение нам будет, мы в ближайшую буквально неделю соберемся с ними, проговорим, посмотрим их рентабельность, затраты и всё остальное, и отрегулируем это вопрос, если мы сможем сделать это с ними напрямую. Если нет — тогда мы включим новую ситуацию, которая называется «222-й федеральный закон», которая хоть и вступает в силу с 1 января 2016 года, но мы готовы его и сегодня…»

«Юрий Витальевич, — прервал вице-губернатора Александр Дрозденко. — Я думаю, что мы договоримся. Думаю, что мы договоримся».

Конец цитаты.

Если бы мы были в театре, можно было бы написать, например: занавес, аплодисменты.

Жалко, что это был не театр.

Ответ Юрия Пахомовского на тот же самый вопрос жителей Черной Речки, опубликованный 10 сентября в газете «Петербургский рубеж», позволяет ассоциировать всё происходящие с увеселительным заведением другого рода.

По версии издания, вице-губернатор ответил на этот вопрос следующим образом:

«Автобусные маршруты № 676 и № 434 проходят как по территории Санкт-Петербурга, так и по территории Ленинградской области. Стоимость проезда на маршрутах в черте Санкт-Петербурга составляет 28 рублей. На оставшейся части маршрутов, проходящей по территории Ленинградской области, стоимость проезда пассажира на расстояние в 1 км не превышает 3 рублей. Указанные маршруты проходят по территории Всеволожского района, где органами местного самоуправления установлен предельный тариф за проезд пассажира на муниципальных автобусных маршрутах (3 рубля за 1 км проезда). Таким образом, стоимость проезда — не превышает действующий тариф, установленный на маршрутах пригородного сообщения во Всеволожском районе Ленинградской области.

Стоимость проезда пассажиров и багажа на отдельных участках маршрута перевозчик устанавливает самостоятельно с учетом пассажиропотока и затрат по перевозке пассажиров на маршруте».

Вопрос то в чём? Вопрос в том, что теперь делать жителям Черной Речки. Как бы это потактичней выразиться — на кого ссылаться в случае чего?

Мне почему-то вспоминается один эпизод из фильма «Место встречи изменить нельзя». Тот самый, когда Ручечника взяли в гардеробе Большого театра с шубой английского посла.

«Думаю, правильней будет тебя отпустить, — говорит Жеглов Ручечнику. — Пшел вон отсюда. Проводи-ка его, Шарапов…до автобуса».

И когда у автобуса Шарапов начинает вдруг запихивать персонажа внутрь, тот возмущается: «Не имеешь права — старший приказал. Нет, ну старший приказал!»

«Всё ясно, — отвечают Ручечнику из-за спины. — Твоё место в буфете».

Похоже, жителей Черной Речки в данном случае все-таки проводили в буфет.

Мне очень хочется верить, что места в этом буфете закончились.

Максим Мордвинов

comments powered by HyperComments