Об отце

Я, Леля Гринева, родилась в 1930 году на Украине в семье кадрового военного, в которой к июню 1941 году было трое детей: два сына и одна дочь. Старший – Анатолий, закончил 8 класс, я -четвертый, а маленькому Диме только исполнилось пять месяцев.

Мой отец — Гринев Георгий Захарович был очень добрым, выдержанным и культурным человеком, несмотря на то, что родился в простой многодетной семье. Он был прекрасным семьянином и остается для меня образцом настоящего офицера всю мою жизнь. Накануне войны отец имел воинское звание майора и занимал должность начальника штаба летно-десантного полка. Военный городок, в котором мы проживали, находился недалеко от Киева. Из окон был виден военный аэродром и самолеты.

Но вот наступил страшный день в нашей – как, впрочем, и в жизни всей страны день -22 июня 1941 года. В 4 часа утра дом потряс страшный удар. Все мы вскочили с постели. Мама упрекнула отца, что он накануне ничего не сказал об учениях. На что папа ответил, что это не учения, а война.

Отец сразу же убежал в штаб, а все мы спрятались в подвале — в кочегарке. Немецкие самолеты бомбили аэродром и запасы горючего. Пять наших самолетов смогли все же подняться в воздух и принять неравный бой и даже сбить один самолет противника.

img281

Вскоре прибыли машины для эвакуации. Взять разрешили один чемодан. Естественно, это были в основном, пеленки для грудного Димы и кое-какие вещи из одежды. С отцом мы попрощались, так как полк уходил на защиту Киева. Через неделю мама с тремя детьми уже грузилась в вагоны для эвакуации в Сталинград. Семьи эвакуированных сопровождали офицеры из полка. По дороге поезд подвергся страшной бомбардировке. Всю свою жизнь я буду помнить, как женщины и дети постарше ходили собирать раненых. Жена командира полка погибла, а ее сыну, моему ровеснику оторвало обе ноги. Ребенка мы позже забрали к себе, какое-то время он проживал с нами, пока его не забрали родственники. Перевязывали подручными материалами, своими кофтами и чулками. Увезли нас в Сталинград. Квартиру женщине с тремя детьми и тем более с маленьким ребенком найти было нелегко. Приютили только в деревне хорошие добрые люди, но и там жить пришлось недолго. Снова эвакуация на плотах через Волгу, опять бомбардировка. Плоты бомбили, хотя ясно было видно, что там, в основном, женщины и дети. Врезался в память эпизод, как солдатик, который не умел плавать, бросился спасать молодую женщину с грудным ребенком с плота, который разбомбили немцы. Только люди, обладающие такой силой духа и мужества, могли победить в этой страшной войне.

img282

Городок, в который нас привезли, назывался Маркштадт — столица немцев Поволжья. Все коренное население было вывезено в Сибирь, город был пуст, дома стояли пустые: занимай любой. Ни дров, ни рынка — даже за деньги купить было нечего. Практически голодали. Наконец стали подъезжать подводы с продуктами на верблюдах из Киргизии. Как-то приспособились.

Только обосновались, как старшего брата, который только что закончил 10 класс, забрали в армию. Брат был призван в Морфлот. Пришлось ему повоевать и после окончания войны, так как был переправлен на Дальний Восток, где тралил мины в Японском море. Остались мы втроем -мама с ребенком на руках и я, на которую пала вся тяжесть работ. Помню, как ходила в страшные морозы с топориком добывать дрова для чугунной печки. Помороженные руки. Летом работали на полях для фронта, собирали табак. Спали на мокрой траве, где и заработала впоследствии страшный радикулит и была направлена в госпиталь.

img284

От папы приходили вести, что он получил звание полковника, но после тяжелого ранения в шею в авиацию вернуться уже не разрешили. Принял моторизованный полк и с армией Жукова продвигался к немецкой границе. Последнее письмо я получила от него, когда наши войска форсировали Одер. Бои были очень тяжелые. Его слова привожу дословно: «Земля горит под ногами, небо пылает над головой, но мы взяли Одер, думаю, скоро все закончится, вернусь живой». Но страшное горе не обошло нашу семью. Папа погиб под Берлином, приняв бой. Похоронку получили накануне 9 Мая. Все свою жизнь я пытаюсь пережить это горе. Для нашей семьи это был страшный удар.

Брат вернулся, закончил юридический факультет и достиг звания полковника юстиции. Я поступила в Саратовский университет, отучилась, вышла замуж за военного. Муж был танкистом, закончил Саратовское военное училище, так и оказались в Сертолово. Жизнь меня не баловала, ушли из жизни все мои близкие: мама, братья, муж. Всю свою жизнь работала, более 40 лет, помогала семье дочери вырастить внука. Старость и болезни подкатили незаметно, сковала страшная болезнь суставов. Но мы молоды душой, пока мы живы. Стараюсь жить не только прошлым, но и будущим своей дочери и внука.

Своему отцу и матери я посвятила стихотворения, которые не судите строго. Написаны от сердца.

img285

Посвящаю своему отцу, Гриневу Георгию Захаровичу, погибшему под Берлином 17 апреля 1945 г.

Ровесник века мой отец — в семнадцатом – семнадцать лет.

Из Орши родом был он где-то, ушел сражаться за Советы.

Ушел мальчишка воевать, чтоб нищету с России гнать…

И много лет он отдал ей — любимой Армии своей.

Любил солдат, любил шинель, любил жену, любил детей.

Но вот померкло небо вновь, нависло тучей грозовой.

Сапог фашиста наступил, на то, что очень он любил.

И снова версты, снова бой, к Берлину полк он свой подвел

Уже с седою головой.

А годы, нет и сорок пять, да что ж теперь уже считать.

Последний — самый трудный бой и сердце стукнуло – отбой.

Настигла пуля в ранний час, и жизнь так просто отняла.

Вдали от нас, вдали от нас земля чужая приняла.

И где твой холмик, есть ли он?

Ведь снег и ветер все сметет

И уж цветов тебе туда никто из нас не принесет.

Но ты не умер, нет Отец!

Ты в памяти моей всегда

И в День Победы каждый раз

Сидишь живой ты среди нас.

Гринева (Бескодарова) Л.Г.

comments powered by HyperComments