Сертоловский счёт: забыты фамилии двух тысяч фронтовиков

«Несмотря на клятвы руководителей МО «Сертолово Ленинградской области», которые произносятся каждое 9 мая на воинском мемориале, расположенном напротив бывшего Сертоловского промышленного комбината, о том, что фамилии всех героев будут названы поимённо и увековечены в «бронзе и камне», спустя без малого семь десятилетий не назван целый батальон (до трёх сотен фамилий фронтовиков), которые упокоены на данном погосте» — этой фразой начинался цикл «Забытый батальон», который на протяжении двух месяцев публикует газета «Сертолово и окрестности».

1926 ФРОНТОВИКОВ ЧЁРНОЙ РЕЧКИ

Но воинский мемориал Сертолово на повороте в пос. Песочный и братское захоронение на шесть человек в километре от моста через речку Чёрную, которое ныне с могилами, оградкой, мемориальным камнем продали в частные руки, — не все места захоронений в муниципальном образовании. Наиболее многочисленным – по количеству захоронений фронтовиков Великой Отечественной войны – является мемориал на Чёрной Речке.

Когда более пятнадцати лет назад я обратился к архивным данным Всеволожского военкомата, то за погостом числилось 1926 захоронений. Одиночных могил на погосте нет – подавляющее большинство останков было перезахоронено с братских могил Белоострова, Елизаветинки, Каменки, Мертути, озера Сарженского, Медного завода, Александровки, Песочного. Можно назвать и дату великого «переселения» — середина шестидесятых годов прошлого века, когда фронтовые могилы вдоль дорог, озёр, линии укрепительных сооружений стали зарастать даже не кустарником, а деревьями.

Данные военкомата говорят о том, что пятнадцать лет назад из 1926 похороненных на мемориале Чёрной Речки отсутствовали данные лишь на троих красноармейцев.

На главной мемориальной плите – времён последней реконструкции – ныне можно прочитать запись «Здесь покоятся более 2000 защитников Карельского укрепрайона и умерших в военных госпиталях». Оставим за рамками данной статьи анализ посвящения, историческая точность которого у автора вызывает большие сомнения.

И по количеству новых подхоронений в последние 15 лет. И по принадлежности службы погибших фронтовиков – «Карельский укрепрайон». И по окончанию эпитафии: «умерших в военных госпиталях».

За точку отсчёта всё же примем цифру – 2000, несмотря на то, что «приблизительность», когда дело идёт о фронтовиках, погибших при защите родины, не уместна, и где-то цинична.

ПО СЕРТОЛОВО ЗАБЫТО 2000 ФАМИЛИЙ ФРОНТОВИКОВ

А теперь ключевой вопрос данной главы: сколько фамилий фронтовиков выбито на четырёх гранитных стелах мемориала Чёрной Речки? Не более четырёх сотен.

То есть, только по воинскому мемориалу Чёрной Речки спустя 69 лет после Победы над фашистской чумой не названо, а я настаиваю на слове «забыто», 1600 фронтовиков!

С учётом трёх сотен красноармейцев, сержантов, офицеров, похороненных на мемориале напротив Сертоловского промышленного комбината, но фамилии, которых не выбиты на камне, не увековечены в металле; с учётом роты сертоловчан, призванных на фронт из Сертолово и погибших в разных местах Отечественной, и даже умерших в концлагерях, общие потери нашей памяти за несколько десятилетий составляют круглую цифру – 2000 фамилий.

А 2000 фронтовиков – это не батальон, это забытый (без всяких кавычек), вычеркнутый из нашей памяти ПОЛК. И миссия по сохранению этих имён для истории – наравне с родственниками – была возложена на нас с вами, и прежде всего, на муниципальные власти.

ГЕОРГИЙ ТРАВКИН

Повторюсь в очередной раз: особых сложностей в том, чтобы назвать большинство фамилий Черноречинского воинского мемориала, нет. При подготовке данного текста я наугад открыл том № 32 «Книги памяти» Ленинградской области на букве «Т». Читаю на стр. 102 тома: «Травкин Георгий Гаврилович, 1923 года рождения, в/ч: 22 СП, 92 СД, красноармеец, курсант. Погиб в бою 21 июля 1942 года. Похоронен: Ленинградская область, Всеволожский район, г. п. Сертолово, д. Чёрная Речка».

imennoj-spisok-3

Электронный архив «Мемориал» МО РФ дополняет данные: красноармеец родился в деревне Чертково Московской области. В именном списке безвозвратных потерь, которые иллюстрируют данный текст, Георгий Травкин значится под №26.

И все внесенные в список красноармейцы – за исключением Григория Георгиевича Андреева, умершего от тяжёлого ранения 21 июля 1942 года – погибли в бою в один и тот же день и похоронены в «братских могилах 8 СП, северо-западного побережья Сарженского озера, Парголовского района Ленинградской области».

Не ошибусь, если напишу, что Георгий Травкин, как и несколько десятков его товарищей (по именному списку безвозвратных потерь) погибли в одном бою в середине лета 1942 года, были похоронены недалеко от места гибели, а потом в середине 60-ых годов прошлого века перезахоронены на мемориале Чёрной Речки.

Не сомневаюсь в том, что фамилии перезахороненных были написаны краской на скромном обелиске (камне? дереве?). Но время и короткая память «растворили» их в вечности.

При последней реконструкции мемориала ограничились написанием лишь 400 фамилий. Для того чтобы пустить пыль в глаза? Для отчёта о проведённой работе? Денежных средств больше не хватило?

У Андреева, которого я уже упомянул в связи с жестоким боем 21 июля 1942 года, другая история. Красноармейца похоронили не на побережье Сарженского озера, как его боевых товарищей, а в Сертолово, по дороге на Песочный.

Объяснение может быть только одно – тяжело раненного бойца вывезли в тыл, в госпиталь. Но в тот же день он – от полученных ран — скончался. А умерших в госпиталях – сотни подтверждений – хоронили не на Чёрной Речке, а в Сертолово.

НИКОЛАЙ ТУГАНОВ

Или ещё одна фамилия из указанного тома «Книги памяти», только со следующей страницы: «Туганов Николай Васильевич, 1902 г.р. В/ч: 317 СП, 92 СД, красноармеец, стрелок. Погиб в бою 20 июля 1942 года. Похоронен: Ленинградская область, Всеволожский район, г. п. Сертолово, д. Чёрная Речка».

imennoj-spisok-2

Присмотритесь в именной список безвозвратных потерь, который иллюстрирует данный текст, в графу «Где похоронен?»: «Лен. область, Парголовский район, побережье озера Сарженское, 300 метров, могила № 81, 2 ряд от оз. Сарженское, слева».

На первый взгляд, Туганова хоронят в одиночную могилу. Но место захоронения красноармейцев Тимофея Ципина, Султана Шайтулина и Константина Фёдорова – та же могила №81 – говорит о том, что даже на Карельском перешейке в войну хоронили сразу в братские могилы. И что все предыдущие 80 захоронений у озера были братскими? На четыре, десять, двадцать захоронений? Тогда получается, что данный участок был одним из самых больших (по числу захоронений) на данном направлении?!

20 ИЮЛЯ 1942 ГОДА

Я склонен более доверять данным именного списка о дате гибели Туганова как 20 июля 1942 года. Потери 92 СД дивизии в этот день были значительными, может самыми большими за всю войну. Что за боевые действия проходили на линии фронта, которая к середине 1942 года была более чем стабильной?

Данный именной список потерь – в части фамилии умершего от ран Гильдефана Носартынова – также подтверждение правила: красноармейцев, скончавшихся в госпиталях, хоронили в Сертолово, по дороге на Песочный.

Сергей ТОПЧИЙ

comments powered by HyperComments