Воплощенная утопия (из истории Ингерманландии времен Гражданской войны)

Есть на севере Всеволожского района в междуречье Волчьей и Смородинки место, сыгравшее вскоре после Октябрьской революции интересную роль в истории этих земель. Это ныне несуществующая деревня  Кирьясало, которая в годы Гражданской войны была столицей Республики Северной Ингрии. Северная Ингрия – крохотное государство, которое после революции стало воевать с советской властью само за себя. Сейчас на краю бывшей деревни стоит обелиск с памятной надписью – братская могила красноармейцев, погибших там во время боевых действий.

Революция 1917 года противоречиво преломилась в истории северных земель Ленинградской области. Территория к северу от Петербурга веками именовалась Ингерманландией. В октябре 1917 года большинство ингерманландцев поддержало большевиков: их привлек большевистский «Декрет о земле» и «Декрет о праве наций на самоопределение». Но почти сразу иллюзии на национальное самоопределение северных земель развеялись после того, как большевики закрыли ингерманландские газеты «Инкери» и «Нева». Также новая власть довольно быстро отстранила от дел органы местного самоуправления уже в начале 1918 года. Продовольственные реквизиции, принудительная мобилизация, мародерство красноармейцев в Петроградской губернии окончательно настроили жителей против большевиков. К началу Первой мировой войны на тех землях проживало около двухсот тысяч финнов, эстонцев, ижор и води, владевших почти 75% земельных угодий. Здесь почти не было бедняков: Ингрия в основном была заселена «середняками»-единоличниками финнами, эстонцами, русскими, которым не могла понравиться политика продразверстки. Начали нарастать контрреволюционные настроения. В середине лета 1918 года начались крестьянские восстания в Волосовской и Молосковской волостях, которые перекинулись на Староскворицкую и Дудергофскую волости Царскосельского уезда, часть Лужского и Шлиссельбургского уездов, Колтушской волости, населенных финнами и ингерманландцами. Захватив станции Волосово и Вруда, перерезали Балтийскую железную дорогу. В целом, с марта 1918 года по октябрь произошло 46 крестьянских восстаний против Советской власти. Волосовским бунтом руководил ингерманландец капитан П.Конто. Образцом для подражания были ставшие в то время независимыми государствами Финляндия и Эстония.

Власть попыталась помириться с бунтующими нациями, для чего весной 1918 года был образован Комиссариат по делам национальностей Петроградской трудовой коммуны. Но летом 1918 года в Петроградскую губернию из Финляндии переселилось 5000 участников финляндской революции, которые спасались от расплаты. Потерпевшие поражение на севере политические беженцы стали реализовывать свои революционные планы на почве недовольства ингерманландцев.

В мае 1919 начались массовые репрессии, мобилизация в Красную Армию. Жители Северной Ингрии стали переходить финскую границу в районе Рауту ? Раасули (Сосново ? Орехово). В результате там скопилось несколько тысяч человек. Жители деревень Аутио, Пусанмяки, Тиканмяки, Уусикюля, Ванхакюля около поселка Кирьясало в Лемболовской волости подняли восстание.

Русский Северный Корпус под командованием генерала Родзянко перешел из Северной Эстонии и 13 мая из Западной Ингрии двинулся на Петроград. Но жители вступили в Гражданскую войну под разными знаменами, ведь интеллигенция в их среде не сформировалась, поскольку ингерманландцы были раздроблены и разбросаны по разным политическим партиям. Это не позволило им консолидироваться, и в итоге они потерпели поражение.

Вторая высадка Ингерманландского батальона в Копорском заливе состоялась 17 мая 1919 года. Отряд Трофимова — Афанасьева, состоящий из местных жителей, занял Сойкино, но мобилизовать смог только 50 местных ижор. 24 мая 1919 Ингерманландский полк выбил красных из Копорья. Чтобы завоевать расположение местных жителей ингерманландцы стали раздавать через оставшиеся органы местного финского самоуправления продукты и другие припасы. 13 июня 1919 года Ингерманландский полк взял форты Серая Лошадь и Красная Горка (Юхимякки).

В июне участок площадью 30 квадратных километров вышел из состава Советской России. 9 июля в Рауту (Рощино) состоялось собрание ингерманландских беженцев, был избран Временный комитет Северной Ингрии. После этого Финляндия снабдила ингерманландский отряд оружием. Руководителем крохотной республики и самого отряда восставших был финляндский дворянин, подполковник русской службы Георгий (Юрье) Эльфенгрен.

Политическая инициатива была негласно поддержана Финляндией, которая не вступала открыто в войну с Советами, но помогала в войне Ингрии. Так, в июне 1919 года в Финляндии состоялось несколько собраний ингерманландских беженцев.

После взятия фортов путь на Петроград был открыт. Белые части начали грабежи крестьян на территориях, отвоеванных от красных. Генерал Родзянко издал приказ №13 «О временном праве пользования землей», согласно которому отменились результаты Февральской революции. Это разозлило ингерманландских крестьян, и они стали нападать на тылы Белой армии. Начались разногласия между финскими и русскими командирами. Белогвардейцы и слышать ничего не хотели ни о каких независимых государствах вблизи бывшей столицы империи.

К концу лета в новообразованной республике скопилось более пяти тысяч беженцев из Северной Ингрии. В начале осени 1919 года красные оставили попытки захватить Кирьясало, опасаясь вмешательства Финляндии. 31 августа 1919 года в селе Кузыкино был образован Комитет Западной Ингрии, который пытался добиться автономии в составе России и активно сотрудничал с белогвардейцами. Выпускались почтовые марки с изображением национального флага и герба, деревни Лемболово и Токсовской церкви. Эти марки сохранились сейчас у трех петербургских филателистов. Были введены собственные военные награды — Крест Белой Стены и Крест Участника Освободительной Войны.

После поражения армии Юденича надежды ингерманландцев рухнули. Финляндия перестала оказывать помощь, чтобы не портить отношения с укрепившейся советской властью. Кроме того, большинство населения, несмотря на всеобщее недовольство людей большевиками, было пассивно.

В 1920 году по условиям Тартуского мирного договора полк был выведен в Финляндию и расформирован. Территория Кирьясало возвращалась Советской России. 5 декабря был спущен национальный флаг и в этот же день население поселка ушло в Финляндию, где в Кякисалми их ждала торжественная встреча.

История Северной Ингрии до сих пор остается мутным пятном в историографии. Финны воспринимали ее как освободительную борьбу «ингерманландского народа», советские же историки – как действия бандитских формирований. Октябрьская революция спровоцировала какие-то процессы на этой территории, в результате чего революционный дух изменил вектор и оказался направлен против самих большевиков. Но, как и любая воплощенная утопия, это было обречено стать почти легендой – еще одной легендой смутного постреволюционного времени.

Анна ПАВЛОВА

comments powered by HyperComments