Судьба человека – это долгий жизненный путь, и у каждого он свой. И пройти его нужно так, чтобы не было ни стыдно, ни тем более обидно. Старшее поколение – это именно те, люди на кого надо ровняться и с кого необходимо брать пример. Их жизненный опыт велик, и в памяти, словно в библиотеке все разложено по полочкам, поэтому сохранить воспоминания для потомков – очень важная задача.

ЛЕНИНГРАДСКИЕ ДОВОЕННЫЕ БУДНИ (Продолжение)

Летнее время все семьи проводили по-разному: кто снимал дачу под Ленинградом, кто уезжал в пионерские лагеря, а кто в деревни, где жили родственники родителей. Наша семья была не исключением, мы ездили в Ярославскую область, в деревню Сысоево, где жила моя бабушка и тетя Зина, сестра мамы.

Раз я коснулся того времени, связанного с деревней, то не могу обойти обстоятельства моего рождения. А именно, в 1926 году мама с Колей и Васей на лето поехали в деревню, мама была беременна мной. И вот 11 августа, во время работы в поле – мама серпом косила рожь, у нее начались схватки, и она родила меня и в подоле принесла в дом, и уложила на большую русскую печь. Возможно, от этих обстоятельств у меня родилась любовь к природе, ко всему деревенскому.

Вспоминая свою довоенную жизнь, я отношусь к тому времени с большим почтением. То время закалило меня, привило волю, и я безболезненно перенес все трудности, которые были у меня в жизни: это и работа в деревне во время войны, и служба в армии, трудная учеба. Всему этому я посвятил свои очерки. А какие трудные условия были в Ленинграде, ведь тогда не было газа, пищу готовили на керосинке, примусе; душа, ванны, горячей воды не было. Мыться ходили всей семьей в баню.

Тепло в комнатах поддерживали дровами, которые сами и заготавливали и складывали в подвал. А как маме было трудно стирать белье! Однако, несмотря на эти трудности, в семье было спокойно и уважение друг к другу. Папа много работал, чтобы обеспечить нас, и мы всячески помогали маме: ходили в магазин за продуктами, ежедневно за керосином, выносили мусор, приносили дрова, помогали в прачечной со стиркой белья.

На содержание семьи требовались большие затраты, и отец, кроме основной работы, работал дома – в сделанной им мастерской изготавливал замки и ключи для проживающих в подъезде жильцов.

Мои родители были простыми людьми, но они старались дать нам образование и правильные взгляды на жизнь.

В 1938 году брат Николай окончил среднюю школу с отличием и поступил в Высшее военно-морское училище им. Фрунзе. Василий поступил вначале в артиллерийское, а затем перешел в летное. Я тоже прошел трудный жизненный путь, служил в армии, летал, работал следователем.

Я повторюсь, что, несмотря на такие трудности, у нас было счастливое детство.

Однако наша жизнь бывает непредсказуемой. Иногда она ставит нам особые условия на выживание.

1 сентября 1940 года от сердечного приступа скоропостижно умирает мой отец, Александр Петрович, в возрасте 56 лет. Это была первая тяжелая утрата для нашей семьи.

Чтобы выжить, мама пошла работать на фабрику, я продолжал учебу в школе, предстояло закончить седьмой класс. Коля и Вася находились на воинской службе, учились в училищах.

Было трудно и даже очень, но мы с мамой крепились, понимали, что надо не падать духом и продолжать жить. Я старался помогать ей, она поддерживала меня.

Не успели мы еще отойти от смерти папы, как нас всех настигает новая беда – 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война.

В конце 1941 года, я с вещевым мешком на плечах последним поездом был эвакуирован на родину в Ярославскую область, где началась для меня совсем другая жизнь, в других условиях, но этому будет посвящен очерк под названием «Деревенские будни».

На Московском вокзале меня провожала мама, тетя Нина и моя одноклассница Суворова Валя, с которой я учился с 1-го по 7-й класс, она мне нравилась и мы дружили.

Она поцеловала меня в щеку, подарила платочек и помахала мне рукой. Письменной связи между нами не было, адреса у меня еще не было, а мои письма, которые я писал в блокадный Ленинград, к ней не доходили.

И все же те чувства, которые зародились между нами, придавали мне силу для преодоления тех трудностей, которые у меня возникли во время службы в армии, ибо мне было приятно, что меня ждут, а значит, я должен жить.

В Ленинград я вернулся только через десять лет, в 1951 году. С трудом, но я нашел Валю. Передо мною стояла красивая, очень миловидная женщина, мы не смогли сдержать наши чувства и оба расплакались.

Она рассказала мне свою судьбу, что вспоминала меня и рассчитывала на встречу.

Во время блокады умерли ее родители. Она же пошла работать в госпиталь, ухаживала за ранеными. По окончании курсов работала медицинской сестрой. После войны вышла замуж за одного офицера-фронтовика, который был ранен и за которым она ухаживала. С ним она и живет, и они воспитывают сына-школьника.

На этом наша встреча прекратилась. Я погасил в себе эти когда-то начавшиеся мальчишеские чувства любви, и больше мы не встречались, хотя я часто вспоминал ее.

Такова наша жизнь, все предусмотреть в ней невозможно.

Продолжение читайте в следующем номере.

Сергей Александрович Седов

comments powered by HyperComments