Забытый батальон: «Первая рота». Часть четвёртая

Несмотря на клятвы руководителей МО «Сертолово Ленинградской области», которые произносятся каждое 9 мая на воинском мемориале, расположенном напротив бывшего Сертоловского промышленного комбината, о том, что фамилии всех героев будут названы поимённо и увековечены в «бронзе и камне», спустя без малого семь десятилетий не назван целый батальон (до трёх сотен фамилий фронтовиков), которые упокоены на данном погосте.

БОЕВЫЕ ЗАСЛУГИ СЕРГЕЯ ДЕСЯТКИНА

Герой третьей части «Забытого батальона» Сергей Десяткин (газета «Сертолово и окрестности», №20/2014), датой гибели которого стало 29 мая 1944 года, похороненный на воинском мемориале в Сертолово (от авт. – фамилию 23–летнего фронтовика, к сожалению, в отличие от красноармейцев Александра Иванова и Николая Ускова, сержанта Михаила Алексеева, погибших в один и тот же период, в камне и бронзе погоста не сыскать), напомнил о себе не только строчкой именного списка №13 (от авт. – документ опубликован на сайте газеты и в № 19/2014) безвозвратных потерь сержантского и рядового состава 21–й армии с 20 июня по 1 июля 1944 года.

У всех четверых фронтовиков причиной гибели указано: «Погибли при выполнении боевой задачи». Эту строчку, а также данные четвёрки автор решил «пробить» по другому информационному ресурсу МО РФ — «Подвиг народа». Создатели сайта поставили перед собой сверхзадачу — в том числе, обнародовать наградные листы фронтовиков.

4

Пытливым умам на заметку: по фамилии – имени – отчеству и дате рождения можно узнать обстоятельства награждения боевыми наградами Великой Отечественной войны. Во многих семьях хранятся фронтовые награды отцов — дедов – прадедов. Но далеко не каждый внук или правнук знает, за какие заслуги их дед или прадед был представлен к награде. Теперь появилась возможность восстановить этот пробел без многолетней переписки с «архивами».

Данный ресурс находится «в начале пути». По многим фронтовикам сведения о награждении не выставлены (как вариант наград не было).

Поисковик дал отрицательный ответ (но это ещё не означает, что доблесть и отвага не были отмечены медалью или орденом), когда я набрал данные Иванова, Ускова и Алексеева. Но повезло на Сергее Десяткине.

Нет, сведения о посмертном награждении Сергея Петровича за отвагу 29 мая 1944 года на сайте «Подвиг народа» также отсутствуют. Но размещены представление и приказ о награждении культовой наградой Великой Отечественной войны «За боевые заслуги». После войны медаль начали вручать «за выслугу лет», а на фронте «товар» (читай — боевые заслуги) необходимо было представить «лицом».

Цитата из представления о награждении: «Тов. Десяткин в боях участвует с июля 1941 года. На протяжении пятнадцати дней в июне — июле (от авт. – в представлении не указан год. Автор считает, что речь идёт о втором годе войны) выкатывает орудие на передний край для стрельбы прямой наводкой по финским укреплениям. За июнь 1942 года его орудием уничтожено: 3 ДЗОТа, 2 землянки, разбита одна белофинская пушка ПТО и уничтожено 2 станковых пулемёта противника.

1

В боях тов. Десяткин показал храбрость, мужество и решительность, умелое руководство своим артиллерийским расчётом.

За боевые дела, храбрость, мужество и решительность, проявленные в борьбе за социалистическую родину тов. Десяткин достоин правительственной награды — медали «За боевые заслуги».

В ДЕСЯТКУ

Над скупыми строчками наградного листа можно и необходимо (!) поразмышлять.

Во-первых, мне импонирует, что штабной писарь, который печатал приказ, фамилию нашего героя и название боевой награды «настрочил» не прописными, как в тексте данной статьи по правилам орфографии, а сделал заход с заглавной буквы: ДЕСЯТКИН, «ЗА БОЕВЫЕ ЗАСЛУГИ».

Очевидно, что на подобное правописание была команда сверху.

Во-вторых, наградной лист Десяткина – доказательство того, что линия фронта на Карельском перешейке даже отдалённо не напоминала курорт, как об этом сообщают некоторые «мемуаристы».

Ведь в чём суть подвига сержанта? В том, что стрелялся в течение пятнадцати дней… на дуэли. Только вместо пистолета в умелых руках паренька из башкирского посёлка было артиллерийское орудие. Которое на передовую под прицельным огнём противника приходилось выносить чуть ли не на руках. А потом – после подавления вражеской огневой точки — тем же Макаром уносить обратно.

А на следующий день расчёт Десяткина бросал вызов противнику в пяти километрах левее (правее?) по линии фронта. Но чтобы добраться до места «новой дуэли», необходимо было попотеть.

В-третьих, в основе «боевого дела» Десяткина всё же коллективные действия расчёта орудия. Один человек здесь не справится при всём желании. Летом 1942 года парню шёл двадцать один год. В подчинении дядьки за…

И при всём этом у паренька из башкирской глубинки «должно было быть масло в голове». Ведь три деревоземляные огневые точки противника, пускай и прямой наводкой, но под обстрелом финнов, всё же необходимо было подавить. Быстро, слаженно, умело.

2

ПЕРВЫЙ В СПИСКЕ БОЕВЫХ ПОТЕРЬ

В начале мая, когда на сайте газеты «Сертолово и окрестности» появились первые главы «Забытого батальона», на публикацию пришёл отзыв: «Недавно узнала о сайте «Мемориал» и нашла документы о своем деде Степане Федотовиче Бабурине, 1915 года рождения. Ему было всего 26 лет, когда он умер от  тяжёлых ранений в ноябре 1941 года в госпитале в Сертолово. Вероятно, он был захоронен на военном кладбище. Просмотрела все мемориальные доски — такой фамилии не значится. Где ещё можно узнать о списках погибших?»

Примечательно, что в поисковую работу включился не только я. Один из читателей на сайте газеты отписался внучке фронтовика: «Степан Федотович Бабурин – один из «забытого батальона». А полного списка всех похороненных на воинском мемориале перед бывшим Сертоловским промышленным комбинатом нет ни на мраморе погоста, ни на могильных холмах, ни в Интернете.

3

Данный текст иллюстрирует именной список безвозвратных потерь 23 армии с 22 июня по 30 сентября 1941 года. Судя по дате – это первый в войну подсчёт потерь по 23 армии. Бабурин в списке.

Внучка пишет о том, что дед умер в ноябре 1941 года. Возможно, для этого у неё было больше оснований, например, похоронка. Но, если она пользовалась данными только «Мемориала», то из опубликованных, в том числе и в этом тексте документов, ясно, что политрук роты отдельного сапёрного батальона роты умер от ранений с 22 июня по 30 сентября 1941. И его похороны на воинском мемориале в Сертолово времён Великой Отечественной войны были одними из первых, если не первыми. А захоронение Сергея Петровича Десяткина – одно из последних. В ту войну.

ТАКАЯ ДЛИННАЯ, ДЛИННАЯ ДОРОГА

В Сертолово многие знают Людмилу Александровну Власову-Ризз. Фамилию театрального режиссёра вспомнил намеренно, а в попытках найти ответ на вопрос: «Что делать Сертолово со знанием того, что несколько сотен фамилий фронтовиков, похороненных на воинском мемориале, нельзя прочитать на могильных плитах?»

В биографии Людмилы Александровны есть участие в съёмках художественного фильма «Такая длинная, длинная дорога». В прокат лента вышла после смерти Павла Луспекаева, сыгравшего главную роль – отца погибшего на фронте сына.

Фабула фильма такова. Человек едет в поезде и, глядя в окно, вспоминает свою жизнь. Недавно он покинул работу на заводе для того, чтобы заняться поисками места, где погиб и был похоронен его сын. Старушка рассказала ему, что видела бой на подступах к городу. Сошёл человек с поезда и отправился искать могилу сына.

Поселился неподалеку и решил сделать памятник погибшему здесь воину.

Но однажды приехали военные, и оказалось, что это могила не его сына, а чьего-то отца.

Главный герой заторопился снова в дорогу. В военкомате указали ему на деревню Бережки, где был найден пробитый пулей комсомольский билет. Имя и отчество совпадали, а от фамилии остались только три буквы. Столкнулся он на этой уже новой могиле с женщиной, и снова оказалось, что фамилия у того, кто лежит там есть — только чужая. Поставил он памятник на чужую могилу и поехал дальше.

Проезжая какую-то железнодорожную станцию, встретился он с сослуживцем сына, а тот его и огорошил — мол, предатель твой сын, в плен сдался. Долго выясняли они, что и как, пока не пришли к выводу, что другой человек его именем прикрылся.

Поплакал отец от радости и снова пустился в путь-дорогу. Так и ездит он по земле, ищет могилу сына, и памятники погибшим ставит.

К, сожалению, фильм «Такая длинная, длинная дорога» где-то пылится на полке архива, а Павла Луспекаева давно призвало Небо. Не помощник он нам в том, чтобы установить истину или памятник с фамилиями фронтовиков, похороненными на Сертоловской земле. А может быть этот крест герой Павла Луспекаева передал нынешнему поколению сертоловчан?

(продолжение следует)

Сергей ТОПЧИЙ

comments powered by HyperComments