Забытый батальон: «Вторая рота», или в Сертолово продали братскую могилу

Несмотря на клятвы руководителей МО «Сертолово Ленинградской области», которые произносятся каждое 9 мая на воинском мемориале, расположенном напротив бывшего Сертоловского промышленного комбината, о том, что фамилии всех героев будут названы поимённо и увековечены в «бронзе и камне», спустя без малого семь десятилетий не назван целый батальон (до трёх сотен фамилий фронтовиков), которые упокоены на данном погосте.

ОПТОМ И В РОЗНИЦУ

В начале текущего года компания «КВС» приступила к реализации в Сертолово самого амбициозного проекта в истории муниципального образования. На 57,96 га между двумя микрорайонами Сертолово Чёрная Речка и Сертолово-2 в течение нескольких лет будет построен третий.

022

К строительным работам уже приступили. Со стороны Выборгского шоссе (съезд вправо от Санкт-Петербурга перед самым мостом над рекой Чёрной) в обосновании подъездной дороги уже положены плиты, выстроен модульный городок для строителей, началось ограждение строительной площадки.

С названием нового микрорайона Сертолово пока не складывается. Год назад «КВС» вышла к публике с названием «Лось — Сертолово». Но, когда будущих новосёлов стали почему-то называть «сохатыми», застройщик «поработал над ошибками». Ныне застройка презентуется как «Новое Сертолово». Что будет с названием микрорайона при заселении первой очереди, сказать трудно.

В проекте есть одна тема, которую застройщик упорно обходит стороной – вопрос о собственности на 57,96 га. Споров о принадлежности участка как такового нет – представители застройщика неоднократно заявляли о том, что гектары находятся в собственности «КВС». Другой вопрос, что общественности ничего неизвестно, каким Макаром прибарахлилось «КВС» земельным участком в Сертолово.

Вопрос далеко не праздный и способ приобретения участка может быть только один – продажа имущества со стороны государства. А раз так, то сделку можно записывать в разряд скандальных. И не потому, что государство (напрямую? или через третьи руки?) реализует десятки гектар в пригороде Санкт-Петербурга – это как раз рядовое для современной России событие. Вопрос в другом – участок реализован в частные руки вместе… с братским захоронением красноармейцев, погибших в Великую Отечественную войну. Что необычно само по себе – кто и когда слышал о том, что можно прикупить по случаю… братскую могилу?

Тем самым Российская Федерация (а за ней и муниципальное образование «Сертолово Ленинградской области») сняла с себя обязанность по содержанию захоронения шести красноармейцев, которые погибли при защите родины в Великую Отечественную войну.

БРАТСКОЕ ЗАХОРОНЕНИЕ ШЕСТИ ФРОНТОВИКОВ

О чём идёт речь?

Ныне на слуху у сертоловчан три мемориальных адреса памяти и захоронений на территории муниципального образования: воинские мемориалы перед бывшим Сертоловским промышленным комбинатом и в микрорайоне Сертолово Чёрная Речка, и памятник воинам-интернационалистам, возле дома №16 по ул. Молодцова. На содержание данных мемориалов в текущем году в городском бюджете «зарезервировано» почти шесть миллионов руб.

016

Братское захоронение шести красноармейцев (от авт. – в паспорте написано, что адрес находится в 1,8 км на юго-востоке от Чёрной Речки, 900 метрах на северо-западе от Сертолово-2), которое решением Леноблисполкома № 189 от 16 мая 1988 года «поставлено на охрану», вне этого списка.

Ранее я бы написал, что муниципальные власти – из заявленных шести миллионов – пожалели на данное братское захоронение в 2014 году даже копейку. Но, как цинично это ни звучит, чиновники поступили… правильно.

Братское захоронение, о котором идёт речь и которое «спряталось» в лесном массиве в километре от моста через реку Чёрная, с момента купли-продажи 57, 96 га находится… в частной собственности. А, значит, бремя содержание объекта, «поставленного на государственную охрану, необходимо отнести на кошт и совесть «КВС».

БРАТСКОЕ ЗАХОРОНЕНИЕ ЗА ЗАБОРОМ

О том, что братское захоронение находится на частной территории в «КВС» не скрывают. Получается, что в компании знали о том, что покупают братское захоронение с самого начала. И подобная постановка вопроса коммерсантов не смутила. Где-то даже пообещали, что могилы не пойдут под экскаватор, память о фронтовиках в виде братского захоронения будет сохранена.

Можно ли верить людям, которые при случае могут купить шесть могил?

Меня в данном конкретном случае более интересуют фамилии чиновников, которые при сделке представляли интересы Российской Федерации. Но строить прогнозы – вещь неблагодарная. А факты мая 2014 года таковы.

Братское захоронение шести фронтовиков в настоящий момент находится… за забором. А что вы хотите – частная территория!

Единственно возможный способ добраться до групповой могилы – дать кругаля далеко в лес – ограждение 57,96 га сделано ещё не по всему периметру. Но, если уважаемый читатель попытается подобным образом воздать должное героям минувшей войны, то смельчак должен осознавать все возможные последствия – проникновение на частную территорию без согласия собственника противозаконно.

БЕЗ ВЕНКА

А что собственник? Похороненных на его территории фронтовиков венком или благоустройством территории на 9 мая 2014 года не уважил. А зачем? Нет зрителей – новосёлов, которые смогут раструбить потенциальным покупателям квадратных метров о социально-ориентированном бизнесе?

017

А что муниципальные власти? Я, конечно, слукавил, когда написал о том, что муниципальные власти поступают в соответствии с духом и буквой закона, когда не выделили в 2014 году на содержание могилы фронтовиков денег.

Но от покупки венка «погибшим красноармейцам – от благодарного муниципального образования» городской бюджет не оскудел бы. Впрочем, о чём я пишу?

ВНЕ ОПЕКИ

До покупки земельного участка с братской могилой «КВС» особо охраняемый объект с покосившейся оградкой был на… попечении муниципальных властей. И за все эти годы чиновники не смогли решить вопрос с обелиском. Памятная стела «1941-1944. Вечная память погибшим воинам. Котляров А.П. 1942.» десятилетиями ныне просто приставлена к оградке. И постоянно падает и падает! Потому, что стела не скреплена с постаментом!

Но главный упрек руководству муниципального образования даже не по части содержания братской могилы. Могли бы фронтовиков перезахоронить из лесной чащи на два других мемориала Сертолово. Никто не озаботился тем, чтобы назвать фамилии красноармейцев, похороненных в данной братской могиле.

Автор убеждён, что фамилия А.П. Котлярова на стеле появилась не случайно – фронтовик один их тех, кто упокоился в этом месте. Нет сомнений в том, что изначально в могилу опускали не безымянных бойцов – захоронения произведены, пускай, и не в глубоком, но всё же тылу. И не под пулями и разрывами миномётных снарядов. Было время разобраться, что к чему.

Со временем фамилии, нарисованные на могильном памятнике, выцвели, но архивы сохранили память о погибших.

Меня смущает лишь дата «1941-1944», выбитая на стеле. Если так, то шестеро красноармейцев погибли не в один день, и даже не в один год. Но почему-то фронтовиков похоронили не на кладбище по дороге на пос. Песочный, до которого было рукой подать? И не возле дороги, а в глубине леса? Очевидно, в лесу располагалась какая-то армейская часть?

За данной братской могилой стоит целая история, которую с интересом бы выслушали старожилы и новосёлы «Нового Сертолово». Но муниципалитет так и не учредил гранд для краеведа, который восстановит эту историю для Сертолово.

ИЗ БУДУЩЕГО

Когда мною были написаны первые главы рассказа о том, как муниципальное образование утеряло фамилии нескольких сотен фронтовиков, нашедших свой последний приют на сертоловской земле, над текстом стало доминировать слово «безнадёжно». Грустно было публиковать десятки списков безвозвратных потерь фронтовиков, фамилии которых нельзя прочитать на мраморных плитах воинских мемориалов Сертолово. Но надежда на то, что все фамилии будут названы, у меня есть…

Вопреки забвению со стороны муниципального образования, невнимательности (или чему?) «КВС» к братскому захоронению шести фронтовиков, высоченному забору, ограничивающему доступ к могилам и т.д., мемориал в мае 2014 года не выглядит заброшенным.

На протяжении многих лет за братской могилой присматривают некоторые учителя и их классы Сертоловской школы №1. Вот и нынешней весной сделали, что могли… Гвоздики на могильных холмиках, георгиевские ленты на поржавевшей оградке, рассыпающийся котелок фронтовой поры у подножия «склонившейся» на ограду стелы, традиционные пластмассовые стаканчики с «фронтовым квасом», и, чудо…

На одной из могильных «раковин» кто-то оставил детскую машинку. Игрушка не брошена на землю, а поставлена заботливой рукой на могилу. Кем? Что-то я сомневаюсь в том, что педагоги и десятиклассники (девятиклассники?) не наигрались в «машинки». Получается, что в памятный день на могиле был ребёнок. И оставил фронтовику самое ценное, что у него было.

Но как мальчишка оказался в лесном массиве? Даже взрослому при нынешних обстоятельствах требуется определённая выносливость и даже героизм, чтобы осилить путь.

Для фронтового поколения все наши «машинки», безусловно, диковинка. В салоне личного авто никому из красноармейцев сидеть не довелось. О скорости за сто километров в час они даже не мечтали…

Но маем 2014 года до них, пускай, и не доехали, но дошли…

(продолжение следует)

Сергей ТОПЧИЙ

comments powered by HyperComments