Забытый батальон: «Вторая рота». Продолжение

Несмотря на клятвы руководителей МО «Сертолово Ленинградской области», которые произносятся каждое 9 мая на воинском мемориале, расположенном напротив бывшего Сертоловского промышленного комбината, о том, что фамилии всех героев будут названы поимённо и увековечены в «бронзе и камне», спустя без малого семь десятилетий не назван целый батальон (до трёх сотен фамилий фронтовиков), которые упокоены на данном погосте.

МАРТИРОЛОГА СЕРТОЛОВО НЕТ

Как правило, места гибели и захоронения фронтовиков совпадают. Похороненные на воинских мемориалах Сертолово погибли или умерли от ран в Великую Отечественную войну в ближайшей округе. Но все они родились (и, предположу, призывались в действующую армию) не в Сертолово.

Своего мартиролога (списка погибших на войне сертоловчан) у муниципального образования нет. Даже вопрос такой за 70 прошедших с той войны лет не ставился. В отличие от ближайших к Сертолово посёлков: Песочного, Парголово, Дибунов и т.д.

В Песочном трудами краеведа Любови Бронзовой составлен список не только погибших на Великой войне земляков, но и тех, кто умер в блокаду, тех, кто ушёл на фронт и принёс домой Победу… Список не только составлен на бумаге, фамилии земляков можно прочитать на мраморе местного погоста.

ПОЧЕМУ?

Причина отсутствия списка фронтовиков–сертоловчан (от авт. – к «забытому батальону» фронтовиков, похороненных на воинском мемориале перед бывшим Сертоловским промышленным комбинатом и, к сожалению, забытых по фамилиям, можно смело прибавлять роту, без малого сто человек), на мой взгляд, лежит исключительно в политической плоскости и нежелании признать свои ошибки.

spisok 34-46«Плясать» необходимо от Дня Сертолово, отсчёт которого официально ведётся от 1936 года. А посему через близлежащие тогда к посёлку военкоматы урождённых в Сертолово в 1941 году призывать не могли – детей, как известно, на фронт не направляли.

Вторым «предубеждением» стал пресловутый финский вопрос. Именно ингерманландцы преобладали среди жителей деревни Сертолово до 1936 года. Признав более чем 500-летнюю историю Сертолово необходимо было отвечать на вопрос: «Куда подевались финны из Сертолово, когда ударил набат войны?» Ответ: «В «места не столь отдалённые» — это слова ни о чём.

ПЕРИЙЯНЕНЫ

Я не знаю, сколько ингерманландцев Сертолово были переселены в двадцать четыре часа вглубь страны, подальше от линии фронта. Зато я знаю точно, что красноармеец Семён Матвеевич Перийянен, уроженец Сертолово 1917 года рождения, убит 16 июля 1941 года в районе Ланганвара. Сертоловчанин похоронен в братской могиле «у дороги 250 метров у моста р. Койтоиокис Хустаринвара». Записи в донесении о боевых потерях датированы 1941 годом.

spisok 47-60

Сохранилась ли фамилия нашего земляка на камне в Карелии? – для меня пока ещё не вопрос. В списках фронтовиков Сертолово Семён Матвеевич точно не значится.

А теперь к вопросу о «финском следе». В боевом донесении о боевых потерях указано, что матерью погибшего двадцатичетырёхлетнего фронтовика была жительница Сертолово Елена Матвеевна Саватеева.

Дальше — больше. Известно, что 28 октября 1940 года из дома №7 по ул. Новгородской пос. Дибуны был призван Павел Матвеевич Перняйнен. Доподлинно известно, что парень в 1919 году также родился в Сертолово.

Я, например, склонен считать, что Семён и Михаил – родные братья. В написание столь сложной для русского писаря фамилии вкралась ошибка.

По архиву «Мемориала» в списке «потерь» Павел Матвеевич не значится. Возможно, ещё фамилию не внесли. А может «младший» Перийянен – Перняйнен остался жив.

Но фамилия Перийянен по базе данных МО РФ проходит ещё раз. Рождённый в Сертолово красноармеец Иван Иванович Перийянен был убит в первые дни войны – 7 июля. В списке боевых потерь записано кратко «остался на поле боя». Известно и место гибели «м. Тсипакка на заставе».

Разве Семён и Иван Перийянен — двоюродные братья? — не достойны того, чтобы память о фронтовиках была увековечена надписью на граните в родном городе?

МЕСТО ЖИТЕЛЬСТВА

izveshhenieСертоловчан, погибших на фронтах Великой Отечественной войны, можно разделить на две группы. Первый – не такой многочисленный список — будет состоять из тех, кто ещё до 1936 года, как Перийянены, родился в Сертолово.

Значительно большая часть жителей посёлка на фронт была призвана из Сертолово, но местом рождения их были другие места Советского Союза.

Из второй части списка я назову две фамилии — лейтенанта Николая Климовича и красноармейца орудийного расчёта Н. Жукова (от авт. – имя фронтовика неизвестно). Офицер умер от ран 16 июня 1941 года, солдат «пропал без вести в р-не Погран Кондуш Олонецкого района 24 июля 1941 года».

В базе данных «Мемориала» место рождения Николая Мефодиевича указано: «Лен. обл., п/о Дибуны, Сертолово, 3-11». Архивисты слово в слово, цифра в цифру переписали данные из извещения, датированного годом гибели. Документ требовался для оформления жене пенсии в связи с гибелью мужа.

spisok 60-76На мой взгляд, в 1941 году в штабе что-то напутали, оформляя документы на Николая Климовича.

Во-первых, как-то не принято было упоминать в свидетельствах о месте рождения не только номер дома, но даже квартиру.

Во-вторых, дата рождения Климовича мне не известна, но лейтенанту в 1941 году было более 20 лет, а с учётом учёбы в училище, то, минимум, двадцать со значительным «хвостиком». То есть в любом случае фронтовик родился до 1920 года.

Были ли в данный период в Сертолово многоквартирные дома, и не один, и на более чем десять квартир? Ответ однозначный – нет.

Очевидно, что в документах на Климовича перепутали места рождения и жительства до начала Великой Отечественной войны.

Приблизительно такая же история и по документам красноармейца Н. Жукова.

Но даже, если и принять версию автора в расчёт, по большому счёту и Климович, и Жуков, числились в 1941 года сертоловчанами.

Повторюсь: достойны ли данные фронтовики оставаться в нашей памяти «вечно живыми»? И первым шагом в этом направлении стали бы высеченные на камне их фамилии.

ЗА ПЕЧКОЙ У МАМЫ В СЕРТОЛОВО

Желание автора увековечить фамилии фронтовиков мотивировано ещё одной причиной. Поверхностно изучая военные архивы, я наткнулся на фамилию нашего земляка, который также был включён в список потерь Красной Армии, но по иной причине.

Фамилию данного человека, рождённого в 1916 году в Сертолово-2 (от авт. – очередной ляп истории? Если до революции возле Выборгского тракта существовало Сертолово-2, то по соседству должно было быть и Сертолово-1. Но архивы появление Сертолово-1, Сертолово-3 на картах связывают с другим периодом отечественной истории), автор встречал ранее в газете «Сертолово и окрестности».

К сожалению, у меня нет архива газеты под рукой, а на память в данном случае рассчитывать не приходится. Но я абсолютно уверен в том, что речь шла о послевоенном времени, биографии целой семьи, связующим звеном между прошлым и настоящим стал носитель данной фамилии.

28 апреля 1942 сертоловчанин был приговорён к десяти годам лишения свободы в исправительно-трудовом лагере, без поражения в правах. Известна и «статья» — «укрывался от призыва в РККА». Не исключено, что за печкой у мамы в Сертолово.

Я не сторонник того, чтобы обнародовать данную фамилию спустя десятилетия. При некоторой настырности любой читатель может узнать её – информация находится в открытом доступе, несмотря на ныне живущих детей (внуков? правнуков?) дезертира.

И данную фамилию, возможно, упоминание о человеке, который предпочёл фронтовому окопу шконку ИТЛ, я прочитал в газете. Фамилию фронтовиков–сертоловчан, погибших, как написано в документах лейтенанта Николая Климовича, «в бою за Социалистическую Родину, верных воинской присяге, проявив героизм и мужество», обнаружить в бронзе и камне воинского мемориала не могу при всём моём желании.

Сергей ТОПЧИЙ

(продолжение следует)

comments powered by HyperComments