Слезно прошу перед Рождеством Христовым. Письмо в редакцию

Никогда не жаловалась на людях на жизненные обстоятельства, справлялась со всем самостоятельно. Но теперь, когда мне перевалило за 70 лет, жизненных сил преодолевать невзгоды, нет.

Настали времена, когда без помощи людей не обойтись. Всё чаще в просьбах, которые я адресую сильным мира сего, я упоминаю о тяжёлой миссии, которую исполняю по жизни многие десятилетия. Живу с дочерью — инвалидом с детства, колясочницей. К сожалению, данное, как я считала, важное обстоятельство для больших начальников не имеет ровным счётом никакого значения. Звук, не более того.

Но обо всём по порядку. Проживаю в доме №1 по ул. Парковой Сертолово, квартира находится на первом этаже. Аккурат под нашими с дочерью квадратными метрами, будем считать в подвальном помещении, обосновалась артель плотников управляющей компании «Уют-сервис».

Всё чаще подобное соседство я сравниваю с адом. Плотники во главе, как мне сказали, с бывшим лётчиком постоянно курят, стучат, красят… Грохот не стихает даже после конца рабочего дня… плотники расслабляются.

По законам физике вся эта вонь собирается в нашей квартире, испарения стоят сутками. Из помещений квартиры слышны все разговоры — чем-чем, а слышимостью военные строители нас не обделили.

Первым мои жалобы услышал Леонтий Петрович — ответственный за этот подвальчик начальник. Ходила на поклон к нему много раз, просила не столько за себя, хотя годы требуют тишины, за дочь- инвалида.

Бригадир моим просьбам не внял, преграждал путь в подвал, презрительно замечал, чтобы я не лезла на чужую территорию. Как будто не собственники квартир наняли управляющую компанию для обслуживания, а «Уют-сервис» делает для нас большое одолжение.

Однажды САМ пришёл в восемь часов вечера выгонять загулявшего хмельного коллегу с друзьями, а на меня накричал, что я наговариваю на «заблудших овечек».

Пришлось побеспокоить градоначальника — Юрия Ходько. Кто, если не глава администрации должен помочь старушке, навести порядок в пользовании муниципальной собственностью, проявить сострадание?

Но муниципальному служащему было недосуг, очевидно, что в графике его работы были более важные, даже государственные, дела. Челобитную переадресовали генеральному директору ООО «Уют-сервис» Ларисе Селиной. Ответили мне из управляющей компании витиевато, участливо, быстро. Но не этого я ожидала, мечтала хоть одним глазом посмотреть на приказ о закрытии подвала на замок. А до него дело как раз и не дошло.

Не нашла понимания и на личном приёме у главного инженера компании А. Сапожника. Всем хорош инженер — молодостью, вежливостью, современностью. И умом Бог не обделил. Но, как говорят, не орёл. Не проникся сердцем к горькой доле инвалида.

Рассчитывала на поддержку в Сертоловском обществе инвалидов. Оставила заявление и им, товарищам по несчастью.

«Битый небитого везёт» — это, наверное, про нас и общественную организацию. Обиды на них ни я, ни моя дочь не держим, там все по-своему несчастны. К празднику вручат пакет с подарками — и на том спасибо. Но вступиться за жизнь — именно за жизнь, а никак по-другому — у общества нет ни сил, да, наверное, и желания. Я их умом понимаю, но сердцем принять не могу.

Обращение к Юрию Ходько и Ларисе Селиной через газету — мой последний шанс на решение проблемы. Христа ради, закройте чуланчик под нашей квартирой, продлите жизнь инвалиду и мне. Что вам эти 20 квадратных метров подвала? А нам в буквальном смысле этого слова жизни нет! Невыносимо, плохо! Слёзно просим!

Галина Васильевна ДРУЖИНИНСКАЯ

comments powered by HyperComments