В сертоловском «Боевом братстве» большие перемены

16 июля в актовом зале средней школы № 2 прошло внеочередное собрание местного отделения «Боевого братства». Перед началом заседания Владимир Широков сообщил о главной цели внеочередного собрания — провести выборы нового председателя – и предложил избрать Президиум, в который вошли председатель всеволожской организации «Боевое братство» Эльхан Халилов, председатель всеволожской районной организации всероссийского общества автомобилистов Валерий Кондратенко, депутат совета депутатов МО Сертолово Владимир Кабацюра, руководитель совета ветеранов Сертолово Любовь Сухарева, член «Боевого братства» Игорь Ефремов. Далее слово для выступления было предоставлено Эльхану Халилову. Его речь и выступления других участников собрания публикуются с сокращениями.

Эльхан Халилов: Здравствуйте, уважаемые товарищи, ветераны «Боевого братства», боевые друзья и приглашенные!

Всероссийская организация «Боевое братство» занимает достойное место в международном ветеранском движении, пользуется авторитетом среди общественных организаций России. Более 105 000 ветеранов боевых действий, силовых структур состоит в нашей организации.

Мы считаем необходимым создать структурное подразделение в областном правительстве, которое могло бы централизованно помогать ветеранам и следить за деятельностью чиновников. Посмотрите: прошло уже более двадцати лет с тех пор, как нет Советского Союза, а улучшений никаких нет. Мы ходим на все митинги, участвуем во всех мероприятиях, которые проводятся в нашей области, районе, но в итоге мы ничего не имеем. Когда мы видим по телевизору, что то одного, то другого чиновника обвиняют в коррупции, мы приходим в замешательство – как же так? И когда узнаем, что чиновники имеют в собственности дома, огромные земельные участки, тоже удивляемся: почему же мы ничего не имеем и ни о чем не просим? Мы сейчас раздроблены, а надо собираться и требовать.

Власть на местах обязана поднять престиж участников боевых действий, вооруженных сил, и делать это не от выборов к выборам, а повседневно.

Необходимо перестать печатать в газетах Сертолово – да еще и без авторства – пасквили и гадости на участников боевых действий Шанина, Широкова. Если уж вы печатаете, то указывайте – кто печатает. Все вы эти газеты читали, и мне они их приносили, и я читал, и тоже удивлялся – почему же так происходит здесь?

Только в диалоге можно найти пути решения наиболее острых проблем. Необходимо вести прямой диалог в сфере ЖКХ с подключением общественности. Я вижу, как постоянно борются Шанин, Широков, приходят ко мне и говорят, что есть такие-то проблемы, просят помощи. Но где же общественность? Почему остальные молчат?

Мы выбираем власть у себя на местах, и только от нас зависит деятельность этих людей, от нашего общественного контроля. Если власть делает что-то не то – нужно ей прямо говорить об этом. Не ходить, не лебезить перед ней. Мы ставим эту власть, и от нас зависеть: какими будут законы у нас в Ленинградской области, в нашем районе.

В Ленинградской области нужно создать санаторий для лечения ветеранов войны. Создать условия для того, чтобы наши ветераны могли заниматься малым бизнесом. Об этом много пишут и говорят, но реально никаких дел нет.

Мы поддерживаем власть, но вместе с тем мы хотим, чтобы между словами и делами был знак равенства. Пока этого нет.

Вот выступает глава администрации с отчетом о своей работе, и говорит одни цифры – сколько чего построено и так далее. Но никто не говорит о том, что сделано для людей. Дороги в упадке, в системе ЖКХ никто разобраться не может – какие суммы куда идут. Ну а мы всё молчим, и нашим молчанием пользуются.

Я неоднократно на всех заседаниях, диспутах в Законодательном собрании говорю одно и то же: повернитесь лицом к людям, в том числе и по поводу выделения бесплатной земли. В конце декабря 2015 года категорию инвалидов и участников боевых действий в этот 105-й закон. Был у нас диалог и с Верниковским, и с Ходько, и очень продуктивный. Мне понравилась заинтересованность Ходько в том, чтобы выделять эти земельные участки. Будем этого добиваться.

В 2013-м году в Сертолово создалась организация «Боевое братство». Многие сейчас скажут, что она была и раньше. Была, но в 2009 году исполком «Боевого братства» принял решение – ту организацию, которая была у Алексеева, не считать её. В 2013 году сертоловскую организацию возглавил товарищ Мининков. Задача, которая ему была поставлена – привлечь в организацию как можно больше людей. И с этой задачей он справился.

На тот момент мы все думали, что наша организация перерастет в партию. Но на съезде пришла телеграмма или указание – не знаю, как это было – от Владимира Владимировича Путина, который запретил нашей организации становится партией. Я так понял, что в связи с тем, что из других партий многие ветераны уйдут в новую партию защитников Отечества.

На первых порах Мининков работал нормально, но потом пошли сбои, и я стал в открытую говорить: давайте проводить собрание и ставить на руководство участника боевых действий. Поэтому сегодня будем решать вопрос о том, кого ставить на сертоловскую организацию. Спасибо за внимание.

С места: Можно вопрос? А почему вдовы погибших не ездят в «Русь» отдыхать?

Сергей Кожемякин (с места): Я вам отдельно на этот вопрос отвечу. У вдов еще лучшие условия для отдыха. Только нужно разъяснять, как они подают документы и как ездят в санаторий. Вот чтоб вы знали – вдова погибшего вообще имеет право на бесплатную путевку от Министерства обороны.

Владимир Кабацюра: Дайте мне пять минут. Все вопросы, которые сейчас ставились – это первостепенные вопросы. Та организация, которая была ядром боевого братства, почему-то ушла, и никто так и не понял, что произошло. Но нам не нужны какие-то распри между собой и с властями. Я не понимаю, что нам делить, честно говоря.

С места: И где они сейчас, эти власти? Здесь они есть?

Кабацюра: Мы поставим вопрос о создании единого совета по работе с ветеранскими организациями под эгидой наших местных властей. И они никуда не уйдут от этого, потому что в законе это всё четко прописано. Просто мы не смогли это донести.

Петр Сторожук ( с места): Вопрос можно задать? Была информация, что сюда приедут председатель Законодательного собрания Ленобласти Бебенин и наши главы. Они не приехали. Они игнорируют нас, или что?

С президиума: Должен был быть Александр Павлович Верниковский.

Сторожук: И где? Они к своим только приходят!

С места: Да нафиг они здесь нужны?

Сторожук: Так они пусть послушают ветеранов.

Игорь Ефремов: Дорогие друзья! Если организация зарекомендовала себя так, что никто не хочет приезжать – это только вопросы к организации.

С места: Мне очень не нравится, когда выступающий говорит – нам Путин приказал, и мы ушли. А если завтра еще кто-то прикажет, и что? Мы кто? Мы общественная организация! Кто нам может приказывать? Я не в «Боевом братстве».

Халилов: Я сказал, что мы так подумали.

С места: И сейчас разговоры идут не о том, чтобы заботиться о каждом, здесь сидящем, а о всемирном масштабе – Россия, Ленинградская область, Всеволожский район. Мы будем решать вопросы за Россию, или мы будем решать здесь, за Сертолово, чтобы здесь порядок был? (аплодисменты).

Ефремов: Слово для доклада предоставляется Ивану Васильевичу Мининкову.

Иван Мининков: Уважаемые товарищи! По состоянию здоровья я слагаю с себя полномочия председателя правления. В правлении семь человек. Из них здесь присутствуют только трое.

В 2011 году я начал искать общественную организацию для применения своих сил и знаний. Оказалось, что в Российском союзе ветеранов Афганистана я никак не могу оказаться. И тогда Валерий Кондратенко мне сказал – а почему бы тебе не вступить в организацию «Боевое братство»? Я тогда и не знал, что это за организация. Я подошел к Рацкевичу и сказал: «Я хочу туда». Он мне говорит: «А ты кто такой?» Закончилось тем, что я там не должен быть.

В итоге Эльхан Халилов мне предложил и спросил – сможешь ли ты организовать вступление новых членов в это движение? На сегодняшний день в сертоловской организации «Боевое братство» 109 человек. Из всего состава более 90 человек ветераны вооруженных сил, участники боевых действий, в том числе и афганцы.

Я в 2013 году выступал перед вами и объяснял, что я не тот, кто вы. Но есть устав общественной организации, который позволяет вступать в неё и тем, кто не принимал участия в боевых действиях. Афганец может быть и в союзе ветеранов Афганистана, и у нас. И поэтому 50% тех людей, которые состоят у нас, это элита и цвет.

Итак: по состоянию здоровья я ухожу. И не надо мне говорить сейчас слишком много о том, что у меня получилось, что у меня не получилось, какие деньги я брал, какие не брал. Спасибо!

Ефремов: Уважаемое собрание! Хочу резюмировать выступление Ивана Васильевича. Он рассказал нам, как и что он делал. Но с 2013 года по 2016 год ни одного факта конкретной деятельности приведено не было. Поэтому назрел вопрос о переизбрании руководящих органов.

С места: Игорь, так что, у нас теперь опять будет две организации?

Ефремов: «Боевое братство» не является антагонистом Российского союза ветеранов Афганистана. И не является антагонистом общероссийской организации инвалидов Афганистана. Это одно из подразделений ветеранского движения. В конечном итоге мы будем как ветераны все делать одну работу, которая будет направлена на улучшения жизни нашего поколения.

Далее Владимир Широков предложил новый состав правления «Боевого братства» в составе 9 человек: Шанин, Пивень, Прокудин, Широков, Ефремов, Кабацюра, Парфенов, Потапов, Осадчая. После этого слово взял член нового правления «Боевого братства» Николай Прокудин.

Прокудин: Замечательный доклад прозвучал из уст председателя всеволожской районной организации – в стране всё хорошо, денег нет, нас не замечают. И рассказывает: встретились мы с Верниковским, с Ходько. И что – землю-то кому-то дали? Не дали! Это говорит о работе организации. О том, что организация беззубая. Она ходит просит, а не требует. Встретились у памятника, венки возложили – вот и всё, для чего мы им нужны.

Вот у нас был жулик Соболенко – так его все любили, хвалили. Следующий жулик пришел – опять хвалим за конструктивные диалоги. Чем они заканчиваются для города? У нас крупный город – 50 тысяч населения. Гетто! Больницы нет – хотя два губернатора ее обещают.

Вот у нас три местных депутата в «Боевом братстве». Спрашиваю: поднимался ли хоть раз на заседаниях совета депутатов вопрос о выделении членам «Боевого братства» земли?

Кабацюра: Поднимался.

Прокудин: И что сказали? Или конструктивными диалогами всё закончилось? Посмотрите, какие небоскребы в городе строятся! Почему на первых этажах инфраструктура не строится? Потому что деньги в карман идут.

Хотелось бы, чтобы наши депутаты защищали интересы жителей. И нашу волю выполняли (аплодисменты)

С места: Давайте примем Верниковского в «Боевое братство».

Кабацюра: Я как депутат обращался в Министерство обороны, и мне ответили, что та земля, которая выделялась нам, ветеранам, и которую умыкнул бывший глава Соболенко – она ушла безвозвратно. С тех земель, которые существуют в Сертолово – свободных нет. Это не заслуга или беда администрации, просто если бы чесались – было бы по-другому. Но сейчас мы нашли выход на заместителя Шойгу, чтобы из состава Министерства обороны нам выделили землю.

Прокудин: Вокруг нас появилось три микрорайона. То есть частные структуры смогли эту землю получить, а администрация не смогла? Да грош цена такой администрации.

В заключение собрания члены совета выбрали нового председателя – члена «Боевого братства» Игоря Ефремова. Первым заместителем председателя «Боевого братства» стал Анатолий Парфенов, заместителем – Василий Шанин.

Записал Максим Мордвинов

comments powered by HyperComments