Мой День Победы!

Отшумели торжества в честь 69-й годовщины Дня Победы. Попрощались до следующего светлого дня, когда Победе исполнится 70 лет. Весьма почтенный возраст нашего самого главного, самого любимого праздника всей России, для всех, для каждого, всюду и навсегда.

Я долго живу на свете. Первый день Победы пришёл ко мне крымской весной, поздним вечером. И вдруг шум с улицы, крик. Мы знали тревоги и побежали с мамой на улицу, а там – атмосфера всеобщего ликования. Люди поют, плачут, смеются, обнимаются… И всё это в темноте… «Что случилось? Что случилось?» — спрашивает мама. И в ответ: «Кончилась война! Победа!»

В Симферополе, который из областного центра стал столицей Крыма, в отличие от основательно покалеченных Севастополя и Керчи, больших разрушений не было. Фашисты перед уходом взорвали самый крупный универмаг, железнодорожный вокзал, подготовились «к расправе» над городским драмтеатром, старинным, красивым зданием. Но подпольщики, актёры театра предотвратили взрыв. Героев схватили, расстреляли у совхоза «Красный» — там было место для казни, гибели тысяч крымчан.

Там расстреляли замечательную актрису Александру Перегонец, которая стала широко известной в Советском Союзе после экранизации романа Алексея Толстого «Аэлита». Герои немого фильма стали нашими любимчиками.

Война врезалась в наше детство. Мы жили под бомбёжками, познали голод и продуктовые карточки, но знали и подвиги наших соотечественников. Наше поколение читало в газете о партизанке Тане – московской комсомолке Зое Космодемьянской.

От корки до корки был зачитан роман Александра Фадеева «Молодая гвардия». Все мои подруги грезили Серёжкой Тюлениным. Все молодогвардейцы были замечательными, но он – лучше всех!

В моей семье бережно хранится предание, о котором рассказал мой отец своему внуку через много лет после войны: «Знаешь, Ванечка, тут у нас была такая история. Мы стояли с полком в Донбассе, вблизи Краснодона. И вот однажды, со стороны немецких позиций, под вечер появился в нашем расположении паренёк. Худенький, грязный, пацан какой-то, дитё… И стал нас торопить насчёт срочного наступления, потому, что его товарищей схватили фашисты. А утром подпольщиков ждал расстрел.

Разбирались: кто такой? как пробрался через линию фронта?

А пока докладывали, куда следует, предложили мальцу чаю, положили на топчанчик, укрыли шинелью: «Пускай отдохнёт». А спустя какое-то время паренька и след простыл.

За наступлением в сторону Краснодона случай забылся. А после войны, когда были опубликованы фотографии молодогвардейцев, я понял, что той ночью к нам пробрался Серёжка Тюленин».

У какого народа мира есть такие герои, наделённые подобной преданностью, смелостью, благородством, удалью? Такой народ победит любою вражину, его полк – вся страна, и этот полк бессмертный!

И я решила взять фронтовую фотографию моего отца и пронести её в общем строю того «Бессмертного полка». Там, где будет стар и мал. Это дело святое, общее – все поколения, все союзы, все партии, все движения, но все вместе! в радостном торжестве и море фотографий и единении в этот святой день.

К сожалению, 9 мая я не увидела в Сертолово моря фотографий, ни ощущения великого праздника, ни особой радости. Городская администрация решила организовать колонну «Бессмертного полка» из учащихся не самых старших классов под руководством директоров школ, бессменных депутатов городского совета, которые строго озирали своих подопечных, уныло стоящих в колоне, подняв вверх палочки с фотографиями.

Я спросила девушку, стоящую рядом: «Это фотография твоего родственника? Ты знаешь кто это?» Она ответила коротко: «Знаю». Собеседница показалась мне равнодушной и отстранённой от всего, что происходило вокруг.

Слева от меня напирали флаги «Единой России» в руках спортсменов госпожи Матусевич. Общее построение в колонну проходило нервно. Матусевич, депутат и начальница, отвечающая за городскую культуру, физкультуру, торжества, праздники у водоёма и бани, всеобщую городскую компьютерную грамотность, психологическую помощь и много чего другого, металась между «исходными позициями» в попытке объединить разные группы. А те растекались подобно тесту из рук неумелой стряпухи. Под своими знамёнами, настроениями, но без фотографий своих дедов и прадедов. Побратались сертоловчане только под флагами КПРФ и общественной организации «Боевое братство».

Наконец заиграл оркестр, колона тронулась в путь жидким ручейком.

Дети и я – вот и все, кто почтил память героев «Бессмертного полка» 9 мая в Сертолово фотографиями. Не получился полк, мы и на роту, на мой взгляд, не потянули. А главное отсутствовали вознесённые над головами живые лики тех, кто подарил нам жизнь и Победу в мае 1945 года!

Опять взял слово оркестр, и я сказала: «Смотри, отец! Вот твой бессмертный полк! Стань в строй! Это твоё право победителя!»

Я прошла сколько могла до поворота на воинский мемориал перед бывшим Сертоловским промышленным комбинатом. И побрела обратно домой с горьким и обидным чувством отсутствия праздника, радости. Не было «Бессмертного полка», едва набрали на взвод.

Пришла домой, поставила фото на место, включила телевизор…

И вижу! Вот мой праздник! Вот моя страна! Вот они Бессмертные полки! Вот шагает народ-победитель, хранящий святую память об ушедших на Небо героях! Народ твёрдый, свободный, сплочённый, непобедимый! Лава!

Эльмира Марковна КОЛПАКОВА, театральный режиссёр, автор сказок и пьес для детей

comments powered by HyperComments