Одиссея Колесова

Петербуржец, проведший в море 15 лет своей жизни, о пиратах, цыганах и прочей морской романтике

В профессии моряка немало таких моментов, о которых лучше знать с самого начала, когда думаешь над извечным «кем быть?». О некоторых из них рассказал нам Олег Колесов.

— Минимальный срок контракта, который подписывает моряк, — 5 месяцев, максимальный – 13. Вот и решайте, стоит оно того – верно ждать мужа из дальнего плавания? – задает вопрос техник-судомеханик торгового судна Олег Колесов. И сам тут же отвечает: — Моя жена относится к этому положительно, все лучше, чем на диване мужу лежать, пока вторая половина вкалывает, воспитывает детей и занимается бытом.

От «ножек Буша» до голландского флага

В последние годы Колесов бороздит водные просторы на судне под голландским флагом. На жизнь не жалуются ни он сам, ни домашние. Да, пришлось постараться. Играет роль стаж и послужной список. Шутка ли, в свои 43 по специальности работает 22 года – ровно полжизни выходит. Важно, что у каждой компании свои требования к кандидату. Олегу, например, прежде чем приступить к работе, пришлось сдать экзамен на знание голландского законодательства на английском языке.

А начиналось все с питерского мореходного училища. Первая работа по окончании учебы – на специализированном судне по ремонту телефонных линий во Владивостоке. После кабелеукладчика работал на краболове, в начале 1990-х перешел на транспортные рефрижераторы, доставлявшие из США в Петербург полуфабрикаты – те самые знаменитые «ножки Буша»!

Потом сменил курс на греческую компанию – возил сою и кукурузу из далекой Бразилии.

— По большому счету судовому механику не важно, под чьим флагом нести трудовую вахту. Мои функции заключаются в обслуживании главных и вспомогательных судовых установок, следить за тем, как расходуется топливо, за соответствием температурного режима и прочее. По сути я в ответе за все техническое оснащение, сердце парохода, — рассказал Олег.

Английский такого уровня, чтобы ты понимал начальника, а тебя – подчиненные, которые чаще всего представляют разные государства и даже континенты, конечно, необходим. А в остальном – распорядок с 12-16-часовым рабочим днем, частыми рыбными блюдами в меню и предложением пива или кока-колы три раза в неделю – все очень похоже.

На вопрос, существуют ли предварительные тесты на психологическую совместимость при подборе людей в команду, Колесов лишь улыбается.

— Самая лучшая совместимость – это деньги, которыми можно управлять любым человеком, — безапелляционно добавляет он.

Об уникальности каждого народа

По словам бывалого моряка, некоторые греки очень спесивы: афиняне, например, считают себя патрициями, а жителей горных районов и островов – людьми второго сорта. Филиппинцы – многочисленный и сплоченный народ. У них развито стадное чувство, им так проще выживать. Глава семьи для остальных – непререкаемый авторитет.

Когда одному филиппинцу из команды Колесова прибавили 100 долларов к зарплате, он гордо заявил, что заведет еще одного ребенка, несмотря на то, что в семье уже пятеро детей. Поэтому предел мечтаний для каждой филиппинки – муж-моряк: аборты и разводы у этого народа запрещены.

-А вот, например, ребята-поляки – настоящие трудоголики, всегда идут навстречу, без вопросов выполняют любое поручение, — уверен Колесов.

Существует строгий регламент о наполняемости команды представителями разных национальностей. Например, в комсоставе должно быть не более двух русских, потому что трое – это уже группа, что чревато сговором. А русский бунт – это уже стихийное бедствие, которого бывалые моряки боятся не меньше, чем шторма в 10-11 баллов.

О таможне и цыганском тайфуне

Попав в территориальные воды того или иного государства, судно проходит таможенный контроль, не прочь заглянуть на борт и другие инспектирующие организации. Разумеется, запрещено держать на судах оружие и наркотики. А вот в качестве «валюты» от назойливых проверяющих может служить что угодно, даже…куриное мясо.

Товарищ Колесова, капитан судна Дмитрий, работавший в Нигерии, рассказал о том, как однажды пароход подвергся нападению пиратов. Причиной стало то, что иссякли запасы курятины.

Вечером услышали стук в борт. Все были предупреждены, что налеты в водах Западноафриканского побережья – частое явление. Главная добыча пиратов – белый человек, и по негласному правилу в укрытие могут спуститься лишь европейцы, своих афроамериканцы не тронут.

Самое безопасное место на судне – машинное отделение, при условии, что изнутри можно забаррикадироваться. Там есть свет, вода и возможность обогрева, к тому же оно водонепроницаемо и пожаробезопасно. Буквально накануне команда укрепила дверь, поставила надежный засов. Видимо, это и спасло представителей белой расы. Всю ночь пираты терзали дверь и почти добились своего. Спас автомат Калашникова: после стрельбы по двери пуля, срикошетив, угодила в пирата, и нападавшие оставили свою затею…

На палубе лежали матросы с синяками, каюта капитана была разбита, сейф взломан. Но главное – все остались живы.

-Максимум, что могли сделать члены экипажа в порядке самообороны, — поливать пиратов из шланга водой. Но чем помешает «контрастный душ» вооруженным бандитам? По инструкции в случае нападения весь комсостав должен лечь на палубу лицом вниз и не оказывать сопротивления. Но многие судовладельцы, не желая терпеть убытки, дают распоряжения об укреплении машинного отделения на случай захвата. Никакого альтруизма, чистый капитализм, бизнес, — поясняет Олег Колесов.

Его приятель Глеб, тоже моряк из Петербурга, сейчас ходит в плавание на пароходе, сплошь обмотанном колючей проволокой. А в остальном действуют те же правила.

Никакой закон не в силах защитить моряков и от такого стихийного бедствия, как налет цыган. Так, например, было в болгарском порту: днем команда работала, вечером готовилась к визиту незваных гостей. Волной в 10-15 минут из незакрытых кают исчезают деньги и ценные вещи.

— Как отвлекающий маневр на палубе первой появляется женщина, а затем весь табор в гости к нам, — со смехом вспоминает Олег. – Цыгане шикарно ориентируются на пароходе, в считанные мгновения как тайфун охватывают все пространство, а «прошерстив» его и собрав добычу, покидают пароход…до следующей ночи.

Одним словом, романтика – пока ты холост или удачно женат на понимающей женщине. И то лет до 45-ти — пока есть силы, и ты востребован. Дальше будет сложнее. На пенсию Олег, конечно, не уповает, а потому начинает присматриваться к земным профессиям. Есть ради кого: маленькая дочь и сын-школьник. Наслушавшись морских историй, он, возможно, и продолжит со временем дело отца.

Ярослава СИБИРЦЕВА

comments powered by HyperComments