Для большинства европейцев и американцев главным зимним праздником было и остается Рождество. Конечно, Новый год во всем мире празднуют шумно и пышно, однако самые веселые и богатые на подарки торжества все же приходится на 25 декабря — Рождество Христово. В России же все наоборот. Подавляющее число россиян, с охотой празднуя Рождество, отдают предпочтение Новому году. Следует отметить, что с новогодними и рождественскими праздниками в России происходит такая путаница, что не каждому по силам в ней разобраться. Зимние праздники в России затягиваются на несколько недель: русские с воодушевлением празднуют сначала  западное Рождество, потом Новый Год, после православное Рождество — 7 января, и напоследок — 13 января — отмечают уже совершенно непонятный иностранцам праздник — Старый Новый Год. Но самый любимый и почитаемый праздник в этой длинной череде торжеств — новогодняя ночь с 31 декабря на 1 января. Теперь,  кажется, что так было всегда. Между тем, традиция встречи Нового года в России появилась значительно позже, чем в странах Европы.

Традицию празднования Нового Года ввел в России Петр I. До этого Новый год на Руси приходился на 1 сентября, а еще раньше на 1 марта. Однако царь, желая идти в ногу с западом, запретил праздновать новый год осенью, специальным указом перенеся праздник на 1 января. Впрочем, традиционный для России Юлианский календарь Петр Великий все же сохранил, так что новый год в России наступал на несколько дней позже, чем в европейских странах. В те времена Рождество в России приходилось на 25 декабря (по Юлианскому календарю), и Новый Год праздновался уже после Рождества. Это означало, что 1 января не приходилось на рождественский пост, который в те времена строго соблюдался всеми, а значит, в праздник люди могли не ограничивать себя в еде и питье. Первый Новый год в России был шумно отмечен парадом и фейерверком в ночь с 31 декабря на 1 января 1700 года. Столицей тогда была Москва, Петербург еще не был построен, поэтому все празднования проходили на Красной площади. Однако с нового 1704 года торжества были перенесены в северную столицу. Правда, главным на новогоднем празднике в те времена было не застолье, а массовые гуляния. Петербургские маскарады устраивались на площади близ Петропавловской крепости, и Петр не только сам принимал в участие в народных гуляниях, но и обязывал к этому вельмож. Тех, кто не являлся на празднества под предлогом болезни, осматривали медики. Если причина оказывалась неубедительной, на провинившегося накладывали штраф: он на глазах у всех должен был выпить огромную чарку водки.

 

После маскарада неумолимый царь зазывал к себе в императорский дворец узкий круг особо приближенных (человек 80 — 100). Двери обеденной залы по традиции запирали на ключ, чтобы никто раньше чем через 3 дня не пытался покинуть помещение. Такое соглашение действовало по настоянию Петра. Бражничали в эти дни безмерно: большинство гостей к третьему дню тихо сползали под лавку, не тревожа остальных. Выдерживали такое новогоднее застолье только самые крепкие.

Со временем россияне привыкли к новому зимнему празднику. Вечер накануне нового года стали называть «щедрым». Обильный праздничный стол, по народному поверью, как бы обеспечивал благополучие на весь предстоящий год и считался залогом богатства семьи. Поэтому его стремились украсить всем тем, что хотели бы иметь в достатке в своём хозяйстве. В Новом году подавали множество мясных, крупяных и мучных блюд, варили компоты, взвары, кисели, пиво, пекли пироги с различной начинкой.

В центре новогоднего стола ставили мясо свиньи (часто двух-трех недельный поросенок, зажаренный на вертеле), которая из-за своей плодовитости воспринималась как символ красоты. Существовал так же обычай, что новогодний стол по своему обилию должен равняться рождественскому, однако на нем не должна быть домашняя птица, пернатая дичь или заяц, так как существовало поверье, что в таком случае из дома улетело бы или ускакало счастье.

Императрица Елизавета I продолжила традицию празднования Нового года, начатую ее отцом. Предновогодние и новогодние торжества стали неотъемлемой частью дворцовых празднеств. Елизавета, большая любительница балов и увеселений, устраивала во дворце роскошные ёлки и маскарады. Но в отличие от разгульной петровской эпохи, в елизаветинские времена придворным торжествам и застольям была придана чинность. 2 января 1751 года «Петербургские Ведомости» подробно описали новогодний бал, данный в императорском дворце. Вельможи прибыли на маскарад в богатых платьях и собрались в большом зале «где в осьмом часу началась музыка на двух оркестрах и продолжалась до 7 часов пополуночи». После танцев были накрыты столы «на которых поставлено было великое множество пирамид с конфектами, а также холодное и горячее кушанье». В маскараде приняло участие более 15000 человек, которые были «разными водками и наилучшими виноградными винами, также кофием, шоколадом, чаем, оршатом и лимонадом и прочими напитками довольствованы».

При Екатерине II Новый год тоже отмечали с размахом. В 18 веке русский новогодний стол стал особенно затейлив: в поварское искусство пришло стремление удивить, потешить гостей необычными и непривычными яствами. При императрице Екатерине II получила широкое распространение традиция дарить новогодние подарки. Под Новый год в императорский дворец свозилось огромное количество различных подношений.

К началу 19 века, со смертью Екатерины, русская кухня вновь начинает тяготеть к простым блюдам. Павел I, а за ним и Александр I пропагандировали воздержание в еде, и это стало модным в аристократической среде. Даже в домах знати на новогоднем столе вполне могли оказаться соленые огурцы и грибы, салат из редьки. А еще подавали поросенка, телячье фрикасе, жареных пулярок, отварную форель в вине, тельное из ершей. Вошли в новогоднее меню и фрукты: абрикосы, апельсины, виноград и груши — в моде были оранжереи, фрукты выращивались посреди зимы в Петербурге, и в Москве.

В начале XIX века в России стало популярно шампанское — напиток, без которого сегодня не обходится ни одно новогоднее застолье. Правда, сначала россияне восприняли игристые вина с подозрением: их называли «напитком дьявола» из-за вылетающей пробки и пенной струи из бутылки. По легенде, широкую популярность шампанское завоевало после победы над Наполеоном. В 1813 году, войдя в Реймс, русские войска на правах победителей опустошили винные погреба знаменитого дома «Мадам Клико». Однако госпожа Клико даже не пыталась остановить грабеж, мудро решив, что «убытки покроет Россия». Проницательная мадам, как в воду глядела: слава о качестве ее продукции разнеслась по всей России. Уже через три года, предприимчивая вдова получала из Российской империи больше заказов, чем у себя на родине.

К царствованию императора Николая I относится появление первой в России и Петербурге публичной новогодней елки. До этого, как уже было сказано, россияне украшали дом лишь хвойными ветками. Впрочем, для украшения годилось любое дерево: вишня, яблоня, береза. В середине 19 века наряжать стали уже только елки. Первая наряженная красавица засветилась огоньками в помещении в 1852 году. А к концу ХIХ века этот красивый обычай стал уже привычным не только в русских городах, но и в деревнях.

В особую моду во времена правления Александра III и Николая II входит искусство составления и оформления меню. Блюда назывались красиво и пышно, а карточки меню оформлялись изысканными рисунками, вензелями, виньетками. Меню превратилось в шедевр прикладного искусства. Зачастую карточки меню оставались в семейном архиве, как воспоминание о празднике, на котором едали ТАКОЕ.

С Рождества в Петербурге начала ХХ века начинался сезон балов и праздничных гуляний. Для детей устраивались многочисленные елки с обязательными подарками, для народных развлечений строились ледяные дворца и горы, давались бесплатные спектакли. Самым торжественным моментом встречи Нового года был выход Высочайших особ в Зимнем.

В 1919 году новые власти отменили и Рождество, и Новый год. Бывшие праздники превратилось в обычные рабочие дни. Елка была признана «поповским» обычаем. «Только тот, кто друг попов, елку праздновать готов !» — писали детские журналы. Но во многих семьях Новый Год продолжали устраивать, хотя и делали это с большой осторожностью — елку ставили тайно, плотно занавесив окна. Так продолжалось до 1935 года. В 1935 году «высочайшая директива» изменилась. Выяснилось, что Новый Год — это чудесный праздник, который может к тому же лишний раз свидетельствовать о достижениях страны Советов.

Увы, эра продуктового изобилия была недолгой. Блокадная зима 1941 года стала последней для многих ленинградцев. В праздничном меню ленинградских столовых в 1942 году значились: щи из подорожника, пюре из крапивы и щавеля, биточки из лебеды, печень из жмыха, оладьи из казеина и торт из дуранды.

С 1947 года день 1 января снова стал «красным днём календаря», то есть нерабочим. В голодные сороковые годы Новый год встречали водкой, вареной картошкой и селедкой, украшенной колечками лука. В 50-ые жить стало веселее. Праздновать Новый год уже не считалось предосудительным. И собираться стало можно не только узким кругом, но и большой компанией. На столах появились: студень, селедка под шубой, прибалтийские шпроты. Наступило «второе пришествие салата Оливье». Главным действом в Новый год стало открытие бутылки «Советского шампанского» под бой кремлевских курантов.

В 1991 году,  после почти 75 летнего перерыва, в России вновь стали праздновать Рождество Христово. 7 января было объявлено нерабочим днем.  Однако традиции встречи Рождества в России были уже утеряны. Несколько поколений советских людей, воспитанных в духе атеизма, не понимали ни сути, ни формы этого праздника. Впрочем, дополнительный выходной приняли с удовольствием. Возрождение празднования Православного Рождества в России в каком-то смысле поставило под угрозу многолетнюю «советскую» традицию встречи Нового года. 31-го декабря начинается последняя неделя перед  Рожеством: по христианским канонам это время покаяния, воздержания и молитвы. И вдруг посреди строгого поста по сложившейся «светской» традиции накрываются самые пышные и самые вкусные столы. О каких «традициях празднования Рождества» может идти речь? Пока противостояние между светской и церковной традиции уверенно выигрывает Новый год, который уже много лет удерживает позицию любимого семейного праздника россиян.

 

Евгений Городецкий