Неужели Петра Райского объявили персоной нон грата в сертоловской больнице?

Об истории взаимоотношений сертоловчанина Петра Райского и регионального здравоохранения автор наслышан давно. Но тема для публичного обсуждения была закрыта по вполне понятной причине – история болезни больного не для стороннего уха или глаза. Но события последней недели заставили взяться за перо.

ПО ЧЬЮ ДУШУ КОЛОКОЛ?

В «Сертоловской ЦГБ» на днях было проведено собрание персонала. Сотрудников больницы предупредили на счёт… опасности, которую следует ожидать, которую необходимо свести к минимуму. Сигнал «Тревога» раздался не по поводу эпидемии гриппа или экзотической вирусной инфекции. И решение областного правительства отказать муниципальному образованию в строительстве городской больницы не было причиной общей «мобилизации».

«Зло» было названо по фамилии. А если полностью, то Пётр Алексеевич Райский. Именно этот человек внушил опасения руководству учреждения здравоохранения. Своей тревогой начальство поделилось с подчинёнными.

Никаких конкретных рекомендаций – включать тревожную кнопку или бить в рельсу при приближении Райского к любому зданию больницы – выдано не было. Инструктаж проводился в «профилактических» целях, с тем, чтобы выработать «командный дух».

ИСТОРИЯ БОЛЕЗНИ

Парадокс ситуации состоит в том, что у сертоловчанина существует больше оснований для того, чтобы обходить, пускай, и не все лечебные учреждения, а только бездарей в белых халатах, десятой стороной. А неучей хватает в любой профессии, а в медицине и подавно.

Данная грустная история берёт своё начало 12 декабря 2010 года. Пётр Райский был госпитализирован в Елизаветинскую больницу Санкт-Петербурга после дорожно-транспортного происшествия. В день поступления было проведено рентгеновское обследование — в левом лёгком обнаружена опухоль.

Но больному об этом не сказали, просто рекомендовали обратиться за медицинской помощью по месту жительства, то есть в «Сертоловскую ЦГБ». Что герой нашего рассказа и сделал незамедлительно — на следующий день.

В Сертолово Райскому диагностируют «ушиб грудной клетки», данные о новообразованиях не исследуются, диагностика не проводится, анализы и лечение не назначаются.

Через полтора месяца Пётр Алексеевич решил снова побеспокоить городскую медицину жалобами на здоровье – кашель становится невыносимым.

27 января 2011 года в «Сертоловской ЦГБ» Райскому диагностируют пневмонию, назначают соответствующее лечение. А потом ещё дважды – 31 января и 4 февраля – подтверждают диагноз.

«Гром грянул» 9 февраля – после рентген-контроля у пациента наблюдают новообразование в левом лёгком, которое диагностировали ещё два месяца назад. В марте Райский борется со смертельным недугом в «Ленинградской областной клинической больнице» — левое лёгкое будет удалено.

И что после всего этого кошмара должен думать о некоторых врачах Пётр Алексеевич? И я о том же.

ОБВИНЕНИЕ

Всю свою, пускай, и не злость, а недоверие Райский собрал в исковом заявлении о компенсации вреда, причинённого здоровью. Претензия подана на «Сертоловскую ЦГБ» во Всеволожский городской суд. Размер требуемой компенсации – 5 млн руб.

В исковом заявлении Пётр Алексеевич напрямую обвинил ответчика в неверном лечении. Действия конкретных сотрудников «Сертоловской ЦГБ», как считает истец, привели к столь серьёзным для него последствиям. И причина беды лежит на поверхности – низкая квалификация конкретных исполнителей. Цитата из искового заявления: «Вместо того чтобы восстанавливать здоровье, эти люди меня искалечили. И более того, в результате врачебной ошибки, отобрали у меня возможность полноценной жизни».

Имеет ли Райский основания для подобных обвинений? На мой взгляд, вполне. Тем более что свою позицию в суде Пётр Алексеевич обосновал экспертным заключением.

ОДИН В ПОЛЕ ВОИН?

Не являясь специалистом – и даже не в области юриспруденции, а экспертной медицины – мне трудно прогнозировать решение Фемиды. Да и не дело журналиста предвосхищать вердикт судьи. Тем более что по гражданскому делу назначена новая экспертиза.

Разговор о другом. Об ошибках врачей наслышаны многие. Далеко не каждая из них является предметом служебной проверки. А ещё реже дело доходит до уголовной ответственности врачей или взыскания денежной компенсации.

5 млн руб., которые стоят на кону в данном конкретном деле – не в состоянии компенсировать истцу вред здоровью. Да и не факт, что суд удовлетворит исковое заявление в заявленном объеме. Если вообще решение будет в пользу Райского.

По сути, Пётр Алексеевич бросил вызов системе. Факт проведения инструктажа среди сотрудников «Сертоловской ЦГБ» с заявленной в начале данной статьи целью говорит лишь о том, что Райскому хотят противопоставить… корпоративную крепость. Вне зависимости от того, прав в данном конкретном случае больной или нет.

Выходит, что здоровье, а, может быть, и жизнь конкретного человека — ничто по сравнению с… честью мундира. И на моём веку не было случая, чтобы люди в белых халатах признали свои ошибки.

И не просто «хотят противопоставить» — уже противопоставили. Интересы «Сертоловской ЦГБ» в гражданском процессе представляет маститый юрист комитета здравоохранения Ленинградской области. Работу свою выполняет… за бюджетные средства.

Надежды Райского в процессе только на свой кошелёк – иск со стороны Петра Алексеевича поддерживает адвокат, гонорар которого оплачен из семейного бюджета потерпевшего.

МОТИВ

Судебный спор «Райский — «Сертоловская ЦГБ»» вызывает интерес у тех, кого (или чьих родственников?) обошли вниманием и профессионализмом при оказании медицинской помощи. К сожалению, конфликтов в сфере здравоохранения много. И многие из них закончились летальным исходом.

Родственники лишь руками разводят: «Мёртвого уже не воротишь». Тем самым в нашей жизни множится халатность, безалаберность, непрофессионализм.

Сергей КОВАЛЕНКО

comments powered by HyperComments