Десять тысяч рублей – компенсация морального вреда за неправильный диагноз и «лечение»?!

В марте Всеволожский городской суд вынес решение по резонансному делу, о котором автор написал полтора месяца назад в статье «Неужели Петра Райского объявили персоной нон-грата в Сертоловской больнице» (газете «Сертолово и окрестности», №9/2014). С ГБУЗ «Сертоловская городская больница» в пользу сертоловчанина Петра Райского взыскано 10 тыс. руб. за «недостатки оказания медицинской помощи».

ИСТОРИЯ БОЛЕЗНИ

Данная грустная история берёт своё начало 12 декабря 2010 года. Пётр Райский был госпитализирован в ГБУЗ «Городская больница святой преподобной мученицы Елизаветы» после дорожно-транспортного происшествия. В день поступления было проведено рентгеновское обследование — в левом лёгком обнаружена опухоль.

Но больному об этом не сказали, просто рекомендовали обратиться за медицинской помощью по месту жительства, то есть в Сертоловскую поликлинику. Что герой нашего рассказа и сделал незамедлительно — на следующий день.

В Сертолово Райскому диагностируют «ушиб грудной клетки», данные о новообразованиях не исследовали, диагностику не проводили, анализы и лечение не назначали.

Через полтора месяца Пётр Алексеевич решил снова побеспокоить городскую медицину жалобами на здоровье – кашель становился невыносимым.

27 января 2011 года в Сертоловской больнице Райскому диагностируют пневмонию, назначают соответствующее лечение. А потом ещё дважды – 31 января и 4 февраля – подтверждают диагноз.

«Гром грянул» 9 февраля – после рентген-контроля у пациента наблюдают новообразование в левом лёгком, которое диагностировали ещё два месяца назад.

В марте Райский борется со смертельным недугом в «Ленинградской областной клинической больнице» — левое лёгкое будет удалено.

И что после всего этого кошмара должен думать о некоторых врачах Пётр Алексеевич? И я о том же.

ОБВИНЕНИЕ

Всю свою, пускай, и не злость, а недоверие Райский собрал в исковом заявлении о компенсации вреда, причинённого здоровью. Претензия была подана во Всеволожский городской суд. Размер требуемой компенсации – 5 млн руб.

В исковом заявлении Пётр Алексеевич напрямую обвинил ответчика в неверном лечении. Действия конкретных сотрудников Сертоловской больницы, как считает истец, привели к столь серьёзным для него последствиям. И причина беды лежит на поверхности – низкая квалификация конкретных исполнителей. Цитата из искового заявления: «Вместо того чтобы восстанавливать здоровье, эти люди меня искалечили. И более того, в результате врачебной ошибки, отобрали у меня возможность полноценной жизни».

Имеет ли Райский основания для подобных обвинений? На мой взгляд, вполне. Тем более что свою позицию в суде Пётр Алексеевич обосновал экспертным заключением.

СУД

Решение в пользу Петра Райского суд обосновал заключением судебно-медицинской экспертизы.

Эксперты пришли к выводу о том, что диагноз «новообразование левого лёгкого» 9 февраля 2011 года истцу в Сертоловской больнице был поставлен правильно. А что было до этого, родные Райского считают кошмаром. Цитата из экспертизы: «… нельзя считать обоснованным (правильным) диагноз – пневмония, который данному пациенту был поставлен 27.01.2011 года после флюорографического исследования органов грудной клетки. Неправильное установление диагноза может объясняться неверной трактовкой данных флюорографического исследования органов грудной клетки, которые легли в основу указанного диагноза. Вышеизложенное свидетельствует о неполноте диагностических мероприятий, направленных на установление правильного диагноза. В связи с не установлением до 9.02.2011 года в поликлинике правильного диагноза, проводимое до этого лечение П.А. Райского нельзя считать адекватным».

Экспертиза сказала даже больше, что на злокачественность опухоли уже указывал снимок, который был сделан в Елизаветинской больнице и с которым больной прибыл в Сертоловскую поликлинику. Другой вопрос, что суд, опираясь на заключение экспертизы, посчитал, что удаление лёгкого было единственно возможным методом лечения ещё до 12 декабря 2010 года.

Забегая вперёд замечу, что Пётр Алексеевич с подобной трактовкой Фемиды и экспертным заключением в этой части не согласился. Не смотря на то, что Всеволожский городской суд частично удовлетворил требования истца, Райский обжаловал решение в апелляционном порядке.

ДЕСЯТЬ ТЫСЯЧ?

Оставим в стороне вопрос о том, возможно ли было обойтись без хирургического вмешательства, если бы обоснованный (правильный) диагноз больному был поставлен сразу при обращении в Елизаветинскую больницу, а потом в Сертоловскую поликлинику. Коль у истца есть сомнения, своё слово должны сказать эксперты и апелляция. Но…

Адекватен ли размер компенсации за моральный вред в десять тысяч рублей при условии, что с 13 декабря 2010 года по 9 февраля 2011 года, то есть в течение двух месяцев, онкологического больного бросили на произвол судьбы или усердно лечили от пневмонии?

Кто из нас удовлетворится компенсацией в 10 000 руб., если врачи Сертоловской поликлиники в течение двух месяцев будут лечить больного гепатитом от туберкулёза и наоборот?

Я давно считаю медицину самой неточной из всех наук. Для этого у автора есть некоторые основания и резоны. Отчасти мои расклады разделяет и общественное мнение, коль в обиход введено понятие «о врачебной ошибке».

Многое возможно, если ситуация складывается 50% на 50%. Но экспертное заключение, которого придерживалась Всеволожская Фемида, однозначно (без вариантов, без скидок на «всё может быть») показало – диагностировать злокачественную опухоль врач должен был в день первого обращения Райского в Сертоловскую поликлинику.

Случай с Райским – это не ошибка. Это непрофессионализм. А разве непрофессионализм в медицине – это не преступление?

ЗА СУДЕЙСКОЙ МАНТИЕЙ

Судьями не принято публично объяснять своё решение. Считается, что всё сказано в мотивировочной части судебного акта. Читаем по делу Петра Райского: «…заявленную истцом сумму компенсации морального вреда суд находит необоснованно завышенной и полагает с учётом изложенного взыскать с ответчика в пользу компенсации морального вреда в размере 10 000 руб.»

По первой части обоснования у меня к судье претензий нет – судебная практика такова, что за убийство родного человека денежная компенсация и того меньше. А тут – Бог и врачи Ленинградской областной, а не Сертоловской больницы – дали Райскому шанс пожить на этой грешной земле ещё какое-то время.

Неужели судья остановилась на 10 000 рублях из-за внешнего вида истца? В первом приближении – крепыш, «гриб» — боровичок.

Или Фемидой двигал прагматичный расчёт: если присудить Райскому миллион — а платить будет больница (читай — бюджет) – то другим больным на хватит на лечение? Лечение от чего? Онкологического больного от пневмонии?

Или на судью нахлынули ностальгические чувства о стоимости «Волги» во времена Советского Союза?

КОМУ РАЙ, КОМУ АД

После оглашения решения представители ГБУЗ «Сертоловская городская больница» пускай и не ликовали, но не смогли скрыть довольных исходом дела улыбок. Фемида признала непрофессионализм сотрудников больницы (о репутационных издержках я уже и не говорю), а её руководство довольно, что обошлось… без значительных финансовых издержек.

Я не вполне согласен с Петром Алексеевичем, который на примере конкретного судебного разбирательства и главное – половинчатого решения, считает, что… справедливости нет. Высшая справедливость всё же существует — Райский остался жив. Вопреки обстоятельствам. Господь хранит Петра Алексеевича, коль дал ему такую звучную фамилию, и не призвал до срока на Небо!

А что ГБУЗ «Сертоловская городская больница»? При условии, что решение Всеволожского городского суда не вступило в законную силу – Райский подал в Ленинградский областной суд апелляцию.

На мой взгляд, главный врач Евгений Костюшов должен был извиниться перед Петром Алексеевичем за действия своего (своих?) подчинённого. Но не такие мы люди. А это «диагноз», с которым, кому в рай, кому в ад…

Сергей КОВАЛЕНКО

comments powered by HyperComments