Любимый город может спать спокойно.  Даже с открытыми окнами

Ближе к вечеру 9 июня стало очевидно, что одной проблемой у Сертолово стало меньше. Канул в лету рвотный запах нечистот, которым на протяжении недели в буквальном смысле этого слова терроризировали муниципальное образование.

ЧИЧОЯН: «А Я В СЕРТОЛОВО НЕ ПРОЖИВАЮ»

Но я бы не стал утверждать, что вонь исчезла так же внезапно, как и появилась.

До этого счастливого момента, горожане написали сотни жалоб, отправили такое же количество, если не больше, заявлений по электронной почте. Теме «химической атаки» на Сертолово был уделён целый вопрос в повестке дня на заседании совета депутатов МО «Юкковское сельское поселение».

Очень сильно недовольные горожане побеспокоили областное правительство, прокуратуру, Роспотребнадзор. А в середине прошедшей недели грозились устроить самосуд над человеком, предпринявшего газовую атаку на Сертолово.

В статьях на злобу дня, которые были опубликованы в прошлом номере газеты, фамилия главного возмутителя городского спокойствия названа не была. В данной публикации автор исправляет оплошность.

Решение о химической атаке на Сертолово было принято руководителем СПК «Пригородный» Испандором Чичояном. Испандор Никогосович (в миру Александр Николаевич) 6 июня – под бременем достаточного количества улик — признался автору этих строк в содеянном.

Впрочем, версия Чичояна в значительной степени отличается от той, которую за эти дни надумал про себя народ. Испандор Никогосович – Александр Николаевич считает, что когда было вспахано дальнее (от Сертолово) поле у бывшей дер. Сертолово (читай «гороховое поле-2»), на участке разбросаны отходы из птицефабрики, иной навоз или отходы сельскохозяйственного производства, и всё это удобрено белым порошком (от авт. – по версии Чичояна доломитовой мукой) руководитель «Пригородного» действовал в рамках действующего законодательства.

А на «телячьи нежности» сертоловчан Чичояну, было абсолютно наплевать, так как эксперимент проходил на земле «Пригородного», с соблюдением санитарной нормы (собеседник упомянул о 600 метров) до границы Сертолово, для будущего блага коровьего стада сельскохозяйственного кооператива.

На мою информацию о готовности горожан разорвать Чичояна на атомы, собеседник, взяв некоторую паузу, самодовольно сообщил: «А я в Сертолово не проживаю». Очевидно, это обстоятельство и спасло Испандора Никогосовича от самосуда. Будет ли реакция (и какая?) надзорных органов – узнаем через месяц — другой. Повторюсь, жалобы написаны, и имя им легион.

У ГОРОДСКОЙ ЧЕРТЫ

Надеюсь, что Роспотребнадзор установит нарушения в действиях Испандора Чичояна. На мой взгляд, они лежат на поверхности.

Во- первых, версия руководителя «Пригородного» о соблюдении санитарных границ не выдерживает критики. От обработанного химикатами поля до ближайшей городской улицы – Деревенской – считанные метры. Чичоян, проводя эксперименты с куриным или каким помётом, должен был считаться со сложившейся в июне розой ветров. Она (роза ветров) почти всегда от Лупполово на Сертолово, а не наоборот. Ведь «Пригородный» для Сертолово не дальний, а ближний сосед.

Во- вторых, по данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), помёт птицеводческих предприятий может быть фактором передачи возбудителей более 100 инфекционных и инвазионных болезней, в том числе зоонозов. К тому же сами органические отходы могут служить благоприятной средой для развития и длительной выживаемости патогенной микрофлоры, содержать повышенные количества тяжелых металлов, пестицидов, медикаментозных препаратов, радиоактивных веществ, семян сорных растений и других загрязнений. Чем Чичоян докажет, что применённый в июне навоз был без заразы?

И ещё. Уж если «Пригородный» и решил «удобрить» поле подобным способом, то почему в тот же день не перепахал луг? Почему трактор вышел на поле лишь спустя несколько дней?

ОТ «ПРИГОРОДНОГО» К НАШЕМУ СТОЛУ

В- третьих, главной особенностью куриного помёта является очень большое содержание в нём азота. При использовании помёта кур в качестве органического удобрения необходимо соблюдать меры осторожности. Ведь при внесении его в грунт без предварительной подготовки растения могут получить ожоги корневой системы, что приведет к их гибели. Именно поэтому многие садоводы и огородники и отказываются от его применения.

Другой причиной избегать помёт птиц в качестве удобрения многие считают большое содержание в нем гельминтов и семян сорняков. Основной способ убить их это термообработка при очень высоких температурах. Но такая обработка требует и специального оборудования, и помимо того, убивает всю микрофлору. Хотя запах после неё практически исчезает.

Термообработка того, что применил Чичоян на поле в июне, не проводилась.

Известно, что при промышленном выращивании птицы используется большое количество химических веществ (для дезинсекции, дезинфекции, дератизации. Гормональные препараты для стимуляции яйценоскости и скорости набора массы., различные БАДы и др.). И вся эта дурь (а если быть точным, то зловонные испарения) — при установившейся тридцатиградусной жаре – оказались под носом у сертоловчан. А через пару лет украсят стол в виде молочных продуктов?!

ИЗ ГОДА В ГОД

Июньской газовой атаки со стороны «Пригородного» не было, если бы права сертоловчан на комфортные условия проживания были защищены ранее.

С тех пор, как Чичоян возглавил предприятие (по информации автора кадровое назначение произошло тринадцать лет назад) зловонные отходы куриного производства на полях кооператива с подветренной для Сертолово стороны появляются с завидным постоянством. Самый известный «могильник» находится у Сертоловского муниципального кладбища, очевидно, ждёт своего часа. На «терриконах» не растёт даже бурьян.

Добиться того, чтобы Чичоян убрал «домашнюю заготовку» от Сертолово – задача дня. В противном случае газовая атака на муниципалитет вскоре повторится. При этом Испандор Никогосович дождётся солнечной погоды, устойчивого ветра в сторону Сертолово, и не будет спешить с командой трактористу: «Зарыть дерьмо в землю».

Виктор БЕЛЕЙ

comments powered by HyperComments