Неужели менингит добрался до Сертолово?

Я бы не стал утверждать, что самострел в ночь с 18 на 19 января контрактника ГРУ МО РФ (войсковая часть № 66813 в Сертолово-2) Роберта Протасова отодвинул на второй план другое чрезвычайное происшествие, о котором говорят в 467–ом межвидовом окружном центре. Центр, которым командует гвардии полковник В. Агашкин, также расположен в Сертолово-2.

В образцовой части по причине болезни умер ещё один военнослужащий (отчёт службы начался в декабре 2013 года), а семерых отправили в военный госпиталь с предварительным диагнозом «менингит» и заболеваниями дыхательных систем.

То, что данная информация не сразу стала достоянием общественности, говорит лишь об одном – военные ещё не разучились хранить секреты. Не «военную тайну», а информацию о чрезвычайных происшествиях в армейских казармах. На любое общение военных и гражданских специалистов, работающих в воинских частях, наложено табу. Под особым контролем находятся лица тем или иным образом, связанные с медпунктом.

С недугом, носящим непонятное название «менингит», советский народ столкнулся в середине пятидесятых годов прошлого века. Все тогда знали ангину, грипп, корь или на худой вариант ветрянку, переболеть которыми обязан был каждый уважающий себя пацан. Новая напасть не сулила внеплановых каникул, малинового варенья и безмятежного пребывания дома.

Всё выглядело гораздо серьезнее. Соседа Мишку с четвертого этажа, внезапно заболевшего тогда менингитом, «скорая» увезла в больницу, и он появился во дворе только месяца два спустя. Все ребята сразу обратили внимание, что после болезни у Мишки «не все дома»: парень стал тихим, сидел на обочине футбольного поля, отказывался играть в расшибалку, а за полученные двойки его строгая мать отчего-то не торопилась наказывать сына, а лишь трепала по волосам…

С той поры минуло немало лет, и нынешние школьники без запинки перечислят множество самых диковинных диагнозов — от СПИДа до свиного гриппа, но слово «менингит» по-прежнему нередко остаётся загадкой не только для ребят, но и для их родителей.

Диагноз «менингит» означает воспаление оболочек головного и спинного мозга, при этом сами клетки не повреждаются, а воспалительный процесс развивается как бы снаружи мозговой ткани.

Менингит чаще всего имеет инфекционное происхождение. Однако, в отличие от других опасных инфекций, таких, как, например, чума, оспа, туберкулез или грипп, которые вызываются вполне определенным возбудителем (скарлатина — стрептококк, сальмонеллез — сальмонелла, туберкулёз — палочка Коха), воспаление мозговых оболочек может быть обусловлено самыми разными болезнетворными бактериями, вирусами, грибками.

Если бактериальные формы чаще передаются через воду, овощи, фрукты, пищевые продукты, грязные руки, то вирусы предпочитают «перелетать» от больного к здоровому человеку воздушно-капельным путем. Источником менингококковой инфекции, которая передаётся воздушно-капельным путем, является только человек. И каждый из нас понимает, что солдатская казарма вполне может стать местом заболевания.

Болезнь развивается по достаточно простой схеме: возбудитель, который до поры до времени «дремал», притаившись где-то в организме, или попал воздушно-капельным путём от больного человека к здоровому, с током крови достигает полости черепа или проникает в спинномозговой канал, где вызывает воспалительный процесс в мозговых оболочках.

Медики считают, что пробуждение дремлющей инфекции всегда связано с ослаблением иммунных сил организма. Поэтому у здоровых людей в носовой полости могут мирно проживать целые колонии менингококков, до поры до времени не вызывая никаких тревожных симптомов. Однако после охлаждения, стрессовой ситуации, перенесенной простуды или отравления мирные до того менингококки превращаются в грозного агрессора, становятся причиной воспалительного процесса в мозговых оболочках.

Велика вероятность того, что молодой солдат застудился от сквозняков, дальняя дорога в военный госпиталь Кронштадта добавила микробов ослабленному организму.

Все мои попытки добиться внятных объяснений по поводу ЧП, по причине, названной в начале заметки, окончились неудачей. Часть моих собеседников на условиях строгой анонимности грешили на новую армейскую форму и установившиеся в Сертолово морозы.

А я бы поговорил об ответственности командиров. Образцовая организация военной службы должна служить преградой для подобных эксцессов. Но можно ли организовать службу на территории, на которой квартируют двенадцать (!) отдельных воинских частей и подразделений? И я о том же…

Все заболевшие военнослужащие до госпитализации длительное время находились на открытом воздухе.

Виктор БЕЛЕЙ

comments powered by HyperComments