Обратная сторона медали…

27 января в 15.00 в актовом зале Сертоловской гимназии представители районных властей (статус официальных лиц определён постановлением регионального правительства) должны вручать памятный знак ветеранам-блокадникам в честь 70-летия полного освобождения Ленинграда от фашисткой блокады. Наградные «отделы» в Санкт-Петербурге и области работают с полной нагрузкой с конца декабря прошлого года.

РЕГИОНАЛЬНЫЙ УРОВЕНЬ?

В памятных мероприятиях юбилейного года изначально присутствует налёт траура – 900- дневная блокада далась ценой больших человеческих жертв. Не мне подвергать сомнению принятое в 1941 году решение – удержать город трёх революций любой ценой. Но при всех раскладах героическая оборона Ленинграда – особая глава в летописи Великой Отечественной войны, Второй мировой, истории человечества.

Очевидно, осознавая этот факт, год назад Законодательное собрание Санкт-Петербурга напрямую обратилось к своему земляку — Президенту России Владимиру Путину с разумной, казалось бы, просьбой – учредить по случаю памятной даты медаль. С тем, чтобы подобным образом закрепить федеральный статус праздника.

К большому сожалению, Путин никак не прореагировал на инициативу земляков. Не отписались и его подчинённые. А лишний раз напоминать «нашему всё» об инициативе никто не решился.

В срочном порядке положение исправили региональные власти. Награда, которую в январе 2014 года получат блокадники — региональный знак, до федерального статуса не дотягивает. Несмотря на то, что по форме знак сделан по образу и подобию государственных наград.

«Подкачали» по содержательной части. В Санкт-Петербурге (читай — Ленинграде) и Ленинградской области – награды отличаются друг от друга. Потому, что губернаторы не смогли договориться между собой? А старший промолчал?

В блокаду жители Северной столицы и области ковали общую победу, а в мирное время оказались по «разные стороны баррикад». Ведь знаки отличия разные.

МОЛЧАНИЕ ПРЕЗИДЕНТА

Но вернёмся к Президенту? Почему Владимир Путин промолчал – даже не на запрос питерского парламента, а на позыв времени? Неужели первочиновником двигал меркантильный интерес, ведь изготовление медали чего-то да стоит? Не у олимпийского же бюджета отжимать?

Но конец декабря снял все подозрения на этот счёт. В Сертолово через «Почту России» каждому блокаднику было доставлено именное послание Президента Российской Федерации. Фирменный адресат «Москва. Кремль», дорогая открытка, щедрый текст, убедительный конверт.

Если бумагу и чернила «перевести» на деньги, то в самый аккурат хватило бы на … медаль. Ту, которую подменили памятным знаком от губернаторов Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Тогда почему? Моя версия – из-за скандала с законопроектом, предлагавшим установить специальный статус «дети войны» и приравнять эту категорию граждан к ветеранам Великой Отечественной войны.

«Блокадники» — те же «дети войны», получившие заслуженные льготы чуть более двух десятков лет назад. Но почему «дети войны» других регионов России до сих пор лишены права на адекватную помощь со стороны государства? Неужели ребёнок, детство которого выпало на фашистскую оккупацию или суровый быт военного тыла, находился в лучших по сравнению со своими сверстниками по блокадному Ленинграду условиях? А если и не голодали, то уплетали за обе щеки оккупационный шоколад и играли на губной гармошке от счастья?

НА ПЕРВОМ ПРОПРЕЗИДЕНТСКОМ ФРОНТЕ

Несколько лет ряд политических партий страны, в первую очередь КПРФ, сражаются за право «детей войны» на достойную жизнь. Создано общественное движение с отделениями в регионах, штабы и инициативные группы, которые помогают, как могут, своим землякам, чьё детство было прервано войной. Но без целенаправленной государственной поддержки этим престарелым людям не выжить. Это очевидно всем – и властям, и общественникам, и политикам. Большинство из них готово откликнуться на бедственное положение, в котором оказались «дети войны» … Но «Единая Россия», ведомая Владимиром Путиным, прокатила это предложение.

В Госдуму РФ поступило 11 законопроектов, предлагавших установить специальный статус «дети войны» и приравнять эту категорию граждан к ветеранам Великой Отечественной войны, предоставив им право на бесплатный проезд в общественном транспорте (не во всех регионах такая льгота есть), право на бесплатные лекарства, на льготы на ЖКУ, на дополнительные выплаты. «Детей войны», не имеющих никакой поддержки, – 2 млн. 300 тыс. человек по России. В Сертолово – несколько сот человек.

На помощь «детям войны» — по социальной планке, заданной «блокадникам» — требуется 112 млрд. руб. в год. Россия, может, и обязана выполнить этот социальный долг, заявили 43 региона РФ из 83, под соответствующим воззванием поставили свои подписи 1 млн. 900 тыс. человек.

КТО ЕСТЬ КТО?

Кто они, «дети войны»? Живые свидетели ужасов военного лихолетья. Они, после уходящего поколения участников войны, остаются хранителями правды о страшных 1941–1945 годах. Драгоценная россыпь человеческих достоинств. Пример патриотизма и высокой духовности, преданности своей земле и большому людскому братству.

Дети войны не играли в куклы. Среди игр – уличные бои между «нашими» и «фашистами». И горе тому, кого определили таскать шмайсер.

Они знали изнурительный труд, голод, холод, пробирающий до костей. Наравне со взрослыми они совершали не детские подвиги. Известны имена пионеров-героев, о которых сегодня умалчивают учебники и рыночные воспитатели. А сколько юных героев остались безымянными! Неимоверные испытания они прошли за 1418 дней и ночей. Были страх и отчаяние, напряженное ожидание писем с фронта и удары похоронок.

Но разве думали отцы, уходя на фронт, что в старости их детям выпадет такая же нужда, как в военные годы, что государство, власть и её партия отвернутся от них? Жизнь «детей войны» сродни подвигу фронтовиков. После Победы им, совсем юным, пришлось восстанавливать страну, создавать те богатства и материальные ценности, которые в 90-е годы неожиданно и варварски «приватизировала» кучка «рыночников», назвав всё почему-то частной собственностью.

ЗА ЧЕРТОЙ ПОНИМАНИЯ

Как сегодня живётся «детям войны»? Скудно и тяжко. У них, как правило, самые маленькие пенсии, не превышающие семи-десяти тыс. рублей. Война многим помешала получить высшее образование, профессию, о которой мечтали.

Среди моих читателей есть женщина, получающая пенсию чуть более шести тысяч руб. Чтобы выиграть битву с коммунальными платежами сертоловчанка на восьмом десятке лет вынуждена каждое утро драить полы в нескольких офисах.

Германия приняла закон о «детях войны». Им выплачивается достойная пенсия, в переводе на рубли – до 50 тыс. в месяц, обеспечивается социальная поддержка. В России, продающей нефть по 100 долларов США за баррель, средняя пенсия – 10 тыс. руб., половину из них изымают за коммунальные услуги. Все льготы отменены законом №122. Цены на продукты питания растут как на дрожжах.

С 2006 года действует закон о «детях войны» на Украине. Закон даёт право на бесплатный проезд всеми видами транспорта, двадцатипятипроцентную скидку на коммунальные услуги, ряд социальных гарантий. В Киеве даже на маршрутных такси признают «детей войны», правда, заставляют льготников создавать свою очередь на остановке.

Почему же в огромной богатой России, стране-победительнице, «детям войны» уготована нищета? Российская власть себя упаковала и зарплатами, и законами. Когда же будет отдавать долги обездоленному поколению?

ЧТОБЫ НЕ БЫЛО ЛИШНИХ ВОПРОСОВ

И в Санкт-Петербурге, и в Ленинградской области материальное положение блокадников лучше, чем их сверстников из других регионов. Или одногодков, которые переехали в регион в послевоенное время.

Но уравнять в социальной помощи всех «детей войны» Кремль не желает. Из-за этого и сдержанное – на уровне региональных знаков отличия – внимание к памятной блокадной дате.

Сергей КОВАЛЕНКО

comments powered by HyperComments