Переломный момент в жизни

На днях в издательстве «Алатейя» вышел долгожданный роман-дилогия сертоловчанина Николая Прокудина «Прощай, Германия». Главная тема повествования – судьба офицера, прошедшего горнило Афганистана. Николай Прокудин, ветеран боевых действий, кавалер двух орденов «Красной звезды», ответил на вопросы газеты «Сертолово и окрестности».

— Николай Николаевич, что для вас Афганистан?

— К началу этой истории я окончил военное училище и попросил, чтобы меня отправили в Афганистан. Я не хотел скрываться за чужими спинами, чтобы потом никто меня не упрекал, что кто-то воевал, а я отсиживался в Союзе. В Афганистан поехал добровольцем. Волей судьбы оказался в Туркестанском военном округе, написал рапорт начальнику Главного политического управления Советской армии, что меня не пускают в Афганистан. В течение недели мой рапорт удовлетворили.

Службу в Афганистане начал в первой мотострелковой роте первого рейдового батальона 180-ого мотострелкового полка 108 мотострелковой дивизии. Один год отслужил заместителем командира роты по политической части. А на второй получил звание «старшего лейтенанта», орден «Красной звезды». Меня назначили заместителем командира батальона по политчасти.

Батальон был большой — более пятисот пятидесяти человек. Мы постоянно воевали в центральной, восточной и северной частях Афганистана, лично участвовал в сорока двух военных операциях. Бои шли в горах и в кишлаках. Нас десантировали в горы на вертолетах, много передвигались по дорогам, совершая марши на БМП. Война была тяжелая, роты часто несли потери.

— Как узнали о начале войны?

— О начале войны узнал из газет «Известия» и «Правда». Короткой строкой в них была опубликована информация о просьбе афганского правительства ввести советские войска на территорию Афганистана. О том, что идёт полномасштабная война, никто не говорил и не писал. И лишь, учась на втором курсе в Свердловском высшем военно-политическом танковом училище в 1982 году, когда у нас появилась литература для служебного пользования, я приблизительно понял масштабы боевых действий.

— Какое самое страшное воспоминание, связанное с войной, осталось у вас в памяти?

— У меня было несколько случаев, когда моя жизнь висела на волоске.

Первый, когда нас высадили в Панджшере, а следующий вертолет был сбит. Мы отстреливаемся, и прямо передо мной воткнулась пуля от ДШК. Мне с двумя солдатами пришлось спуститься вниз, чтобы достать погибших вертолётчиков и десант. Операция заняла целый день. Jдин из вертолётчиков был ещё жив, тяжело ранен, но потом, к сожалению, скончался.

Второй случай: в кишлаке нас окружили, позади раздалась очередь, и прямо надо мной вонзаются пули в стену, на голову посыпалась глина. Оборачиваюсь и вижу, что в меня стрелял мальчишка, но его, к счастью для меня, вовремя успели застрелить. Он, умирая, выстрелил и промазал. Ещё секунда и я был бы мертв.

И последний бой: наш батальон окружили в Баграмской «зелёнке», мятежников было огромное количество. Подбили танк, БТР, два БМП, один КАМАЗ сгорел, погибло двенадцать человек, тридцать шесть были ранены.

Я лежал в укрытии, вёл огонь, закончились патроны, перебежал за боезапасом, и только отбежал перезарядить в магазины патроны, и в то место, где я был, сразу упали две мины. По рации лейтенант Сергей Шестюк, замполит роты, объявил, что меня убили. Но, позже, увидев меня живым, опешил, обрадовался и сообщил, что я жив.

А потом мы поехали на БМП вытаскивать раненых и убитых в засаде. Мы расстреляли все патроны, загрузили двух раненых и погибшего сержанта Орлова (уроженца Ленинграда). БМП рванула назад, и я остался один, а по мне начали стрелять мятежники с трёх сторон. Чудом добежал до БМП и успел прыгнуть в десантное отделение, и мы умчались прочь. Уцелели!

Записала Ю.П.

comments powered by HyperComments