Поножовщиной бывшего военного судьи с соседом займётся следствие

Общение бывшего военного судьи Алексея Маркова и его соседа Игоря Швырёва закончилось больницей.

Судья Марков проткнул мужчину ножом, но что произошло перед этим, пока загадка. По версии судьи, он оборонялся от нетрезвого дебошира, а Швырёв утверждает, что это Марков напал на него. С подачи Швырева в прошлом году Высшая квалификационная коллегия судей лишила Маркова статуса отставника за работу адвокатом, а 29 января дала согласие Следственному комитету России на возбуждение уголовного дела.

Судьей Сертоловского гарнизонного военного суда Алексей Марков был с 1997 по 2005 год, потом ушёл в отставку. В марте 2011 года Марков начал работать адвокатом, но от статуса судьи не отказался. А 3 октября 2012 года «судья-адвокат» повздорил с соседом. Швырёв утверждал, что днём в дверь постучал Марков. Сосед, по мнению Швырева, был нетрезв, пришёл выяснять отношения, а правую руку держал за спиной. Словесная перепалка на фоне детского шума закончилась дырой в спине Швырёва. На разговор Марков принёс с собой складной нож, которым и воспользовался.

Доследственная проверка завершилась в прошлом году, по её результатам глава СКР Александр Бастрыкин направил в ВККС представление о даче согласия на возбуждение уголовного дела по ч. 1 ст. 111 УК (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью – до восьми лет лишения свободы).

29 января на заседание 48-летний Марков прибыл, прихватив с собой адвоката Игоря Сарварова, но почти всё время выступал сам. Сарварову он оставил фразу «полностью поддерживать своего доверителя». Первыми, впрочем, выступали представители СКР.

Мы провели проверку, имеется ножевое ранение грудной клетки слева, что по результатам экспертизы квалифицировано как тяжкий вред здоровью, — рассказали они. Также прозвучала информация, что другие соседи неоднократно жаловались на Маркова, сообщая, что он конфликтный человек, «оскорблял детей в связи с имеющимися у них инвалидностями».

Потерпевший обращался с заявлением о привлечении к уголовной ответственности? – спросил кто-то из членов коллегии.

Да. Семь месяцев расследовалось, было возбуждено дело, потом установлено, что Марков на момент инцидента был судьей в отставке, всё начали заново, и вот теперь мы тут.

Швырёв в это время действовал продуктивнее: 27 ноября 2012 года он пожаловался в ВККС, что Марков работает адвокатом. 25 декабря бывший судья отказался от статуса адвоката, но это не помогло. 18 апреля 2013 года квалификационная коллегия отобрала у Маркова статус отставника.

Я приехал не оправдываться, а защищаться от беспредела следственных органов. Прошу защитить меня. Изложенные в представлении обстоятельства не соответствуют действительности и надуманны, — так начал Марков своё выступление перед бывшими коллегами.

По его словам, дело было так:

«Я резал и сушил яблоки. Раздавался шум и грохот, у меня в шкафу даже гремела посуда. Я решил выяснить, что происходит, тем более что я уже дважды за последний месяц просил его [Швырева] прекратить шум в ночное время. Ранее у нас не было ссор, мы вместе чистили снег с крыши».

Решив поговорить и на этот раз, Марков, по его словам, поднялся к соседу, сперва ему дверь не открыли, а когда он уже собрался уходить, то она распахнулась и на него с кулаками набросился Швырев.

«Он навалился на меня и нанёс не менее 30 ударов, я бился затылком о бетонный пол, он кричал, что убьёт меня, от него исходил запах алкоголя. Я стал чувствовать, что меня покидают силы. У меня стали трещать кости головы, темнеть в глазах. Я вспомнил, что в кармане у меня нож, которым я резал яблоки. Я ударил его», — рассказал Марков. Он утверждал, что оставался в пределах необходимой самообороны, но эти доводы в ходе доследственной проверки, по его мнению, остались без должного внимания.

Вы можете объяснить, чем обусловлена личная неприязнь между Вами и Вашим соседом. Вы же говорите, что сперва Вы хорошо общались, — спросил у Маркова Виталий Еремян, профессор кафедры конституционного и муниципального права юридического факультета Российского университета дружбы народов.

До события я вообще не воспринимал его как человека, с которым у меня конфликт. С ним у меня в доме были самые хорошие отношения, — говорил Марков.

По вашему мнению, ходатайство Бастрыкина связано с Вашей бывшей деятельностью? — спросил кто-то из членов коллегии.

Считаю, нет.

А как Вы считаете, вопросы невиновности либо виновности входят в компетенцию ВККС? – поинтересовался её председатель Николай Тимошин.

Исходя только из той позиции, что можно определить наличие в моих действиях признаков уголовного преступления?

Можно ли установить, что там произошло, вне рамок уголовного дела? – удивился другой судья ВККС. Марков, судя по его словам, понимал, что расследование — это единственный способ установить, как было дело. «Возможно, конечно, что нельзя иначе, — начал он, потом замолчал, и высказался определеннее: — Безусловно, нельзя». Но всё же попросил в удовлетворении представления отказать.

Коллегия осталась на совещание и спустя 20 минут объявила, что в этой истории разберется ведомство Бастрыкина — Следственный комитет.

Светлана МЕРКУЛОВА

comments powered by HyperComments