В списках не значатся

В начале декабря прошлого года начальник отдела Военного комиссариата Ленинградской области по Всеволожску и Всеволожскому району Николай Александров направил главе администрации МО «Сертолово Ленинградской области» Юрию Ходько письмо, в котором просил коллегу проверить наличие фамилий Ивана Васильевича Жеребкова, Ивана Афанасьевича Базилова, Александра Петровича Десяткова, Ивана Панкратовича Рыжова, Петра Григорьевича Юшкова, Александра Фёдоровича Хрусталева, Якова Ивановича Борисова на мемориальных стелах воинского мемориала микрорайона Сертолово Чёрная Речка. А в случае отсутствия имён — «увековечить память погибших». В нашем случае одним единственным способом — выбить данные фамилии на камне.

ЧТО МОЖНО СКАЗАТЬ ПРАВНУКАМ ЖЕРЕБКОВА, БАЗИЛОВА, ДЕСЯТКОВА, РЫЖОВА, ЮШКОВА, ХРУСТАЛЁВА, БОРИСОВА?

ПисьмоСемёрке сержантов и красноармейцев, погибших в окрестностях Сертолово 9 и 10 июня (от авт. – начало Выборгской наступательной операции по освобождению Карельского перешейка), от подобного жеста благодарности потомков, как говорят, не холодно и не жарко.

Но погосты и мемориалы, а тем более «увековечивание памяти погибших», устраиваются не для мёртвых. А для живых: внуков и правнуков (и так далее) рядового Ивана Жеребкова, сержанта Ивана Базилова, красноармейца Александра Десяткова, младшего сержанта Ивана Рыжова, ефрейтора Петра Юшкова, красноармейца Александра Хрусталёва, красноармейца Якова Борисова, тех, которых ныне призывают выйти Днём Победы на улицы российских городов с фотографиями дедов, прадедов, героев.

Миссию по сохранности захоронений, увековечиванию памяти погибших государство возложило на муниципалитеты – то есть нас с вами. А ещё это святая обязанность нынешнего поколения, возложенная на нас нашей Историей, Верой, Богом, если хотите.

ВНЕ ПОНИМАНИЯ

Почему фамилии семерых героев не были выбиты на мраморе и «подсвечены» белой краской десять лет назад, когда мемориал подвергся капитальной реконструкции? — лучше не спрашивать. Потому, что не оберёшься стыда, разбираясь в сути того, что произошло.

Логика в том, что расчёт 76 мм пушки (Базилов – замкомандира орудия, Десятков – орудийный номер, Рыжов – наводчик, Юшков – наводчик) похоронили в июне 1944 года в братской могиле «на высоте у большака 1300 метров севернее озера Меднозаводское (от авт. – у большинства сертоловчан на языке другое название – «Медное озеро»). На войне, если рядом не было населённого пункта, местом вечного покоя для солдата становилось поле боя. Очевидно, расчёт накрыло вражеским снарядом.

Начиная с середины 50-ых годов прошлого века, когда братские могилки вдоль бывших фронтовых дорог стали зарастать, в масштабах всей страны было принято решение о переносе одиночных и групповых могил в населённые пункты, в которых за мемориалами было проще присмотреть.

Скан-1 Скан-2Николай Александров свидетельствует, что останки семерых фронтовиков были доставлены на мемориал Чёрной Речки в 1956 году. Акция – в отличие от фронтовых будней – проходила без особой спешки, предположу, что с соблюдением определённого ритуала, отданием почестей памяти погибших. Не сомневаюсь в том, что были составлены соответствующие акты, выведены краской фамилии на постаменты.

Самым слабым звеном в сохранении данных фамилий для потомков было не солнце, которое беспощадно выжигало буквы, не дождь, который смывал краску, а… люди. У которых оказалась слишком короткая память: «Ну что такого, если на две тысячи фронтовиков потеряли семерых? Тем более что фронтовики «подкачали» — все до одного деревенские: Анновка Кустанайской области, Сосново — Гора Свердловской области, Гослины Ивановской области… Родным доставили похоронку, и, слава Богу. Кто мог из Гослин приехать в Сертолово в прошлом веке для того, чтобы удостовериться, что фамилия не забыта? И я о том же…

В СПИСКАХ НЕ ЗНАЧАТСЯ

Что должен был сделать Юрий Ходько после получения циркуляра из Всеволожска?

Первым делом, на мой взгляд, поспешить в местный храм для того, чтобы… замолить грехи. Отсутствие семи фамилий героев на мраморных плитах воинского мемориала микрорайона Чёрной Речки – грех. А почему, в том числе, и не главы местной администрации? За без малого десять лет нахождения в должности главы администрации Сертолово в таком важном деле можно было бы навести и порядок.

Уверен, что Николай Петрович информацию о семи фронтовиках «раскопал» далеко не в самых секретных архивах страны. Просто в последние годы в данном направлении работают более системно, как на государственном уровне, так и частным порядком. Оказалось, что имена Жеребкова, Десяткова и Хрусталёва давным-давно включены в Книгу Памяти Ленинградской области. А одна фамилия «потянула» за собой другую. Ведь большинство списков безвременных потерь ныне опубликованы, доступ к ним свободен.

Я не ведаю, что делал Юрий Ходько после прочтения депеши из военкома? Выбросил уведомление в мусорное ведро, запил… Но я точно знаю другое. На момент написания этих строк – конце апреля 2014 года – на мемориальных плитах на Чёрной Речке отсутствуют фамилии Ивана Васильевича Жеребкова, Ивана Афанасьевича Базилова, Александра Петровича Десяткова, Ивана Панкратовича Рыжова, Петра Григорьевича Юшкова, Александра Фёдоровича Хрусталева, Якова Ивановича Борисова.

И к 9 мая 2014 года они не появятся.

Виктор БЕЛЕЙ

comments powered by HyperComments