Марина Матусевич защитила депутатов от ветеранов боевых действий и плохих журналистов

Обсуждение бюджета МО Сертолово прошло в узком кругу друзей

Обстановка на очередном заседании сертоловского совета депутатов с самого входа показалась тревожной. Обычно шумная и весело галдящая шеренга народных избранников во вторник выглядела не то чтобы сурово, а как-то хмуро. Глядя на молчаливо здоровающихся друг с другом депутатов, странно смотрящих всё больше в пол, стало понятно — ждут. И даже готовятся.
Вместе с корреспондентом «СиО» очередной совет решились посетить несколько ветеранов боевых действий.
«В первую очередь, мы хотели посмотреть на работу наших депутатов, — вспоминает Василий Шанин. — Как они защищают интересы своих избирателей, своего народа. В конце заседания мы собирались немного поговорить с ними о предстоящем отопительном сезоне. Ну и обсудить свои насущные проблемы — лично я хотел обратить их внимание на передачу многоквартирного дома, председателем совета которого я являюсь, в другую управляющую компанию».
Cтранности начались еще на входе в зал заседаний — одна из самых любимых бюрократических процедур сертоловской власти под названием «регистрация» в этот день напрочь отсутствовала. Так же как и дополнительные стулья для размещения гостей. Завершение их поиска как раз совпало со звоном колокольчика. Звонил Николай Гайдаш. Как часто бывает в таких случаях, звонок к началу урока успокоил говорящую шеренгу не сразу.
— Уважаемые коллеги! У нас на заседании присутствует 18 депутатов. Два депутата заблудилось. Какие будут предложения?
С предложением захотелось выступить сразу — разбиться на группы по двое-трое человек, и выдвигаться на поиски пропавших. Ведь если выйти немедленно их, возможно, еще удастся найти до наступления темноты. Но председательствующий Николай Гайдаш не посчитал потерю друзей за трагедию.
— Открыть заседание, коллеги? — спросил Николай Гайдаш.
— Открыть, открыть! — ответило пару коллег.
Ну а вдруг они еще в состоянии вспомнить дорогу самостоятельно.
— Хорошо, коллеги! А какие еще будут предложения?
Марина Матусевич подала голос не сразу. Она выдержала паузу, которой, пожалуй, даже заставила председательствующего понервничать. Ну и зря — давно известно, что в трудную минуту на наших женщин можно положиться. В общем, Марина Степановна не подвела.
— У меня предложение провести заседание в закрытом виде.
Вот тут мне показалось, что некоторые коллеги все-таки были не в курсе. Пара человек даже переглянулись. Большинство сурово продолжало смотреть куда-то вниз.
Депутаты стали тянуть руки вверх. Николай Гайдаш обнаружил одного воздержавшегося. Спектакль еще не закончился, но уже отчаянно захотелось в буфет.
— Уважаемые депутаты, а вы можете пояснить свое решение? — задал корреспондент «СиО» вопрос в зал. — Марина Степановна, может быть, вы поясните?
Лицо Марины Степановны стало предательски заливаться краской.
— Я могу пояснить, но не лично для вас!
— Не для вас! — голос председательствующего Гайдаша стал выше сразу на две…даже на три ноты. — Для депутатов! Для вас еще одно замечание, и я попрошу вас выйти за дверь!
Мне стало страшно, честное слово.
После этого Николай Семенович зачитал — для депутатов — выдержку из регламента о возможности проводить закрытые заседания. Хотя, по идее, они должны были разбираться в этом не хуже него.
Слева от нас плохой спектакль наблюдали сидящие рядышком Юрий Ходько и Надежда Рудь. Мимолетного взгляда на эту пару было достаточно, чтобы понять, что он им не нравится. Надежда Ивановна теребила ручку и явно хотела, чтобы все лишние как можно скорее печально ушли в листопад. При этом сама она с закрытого заседания уходить явно не собиралась. Хоть и не была депутатом.
А Юрий Ходько, кажется, об этом вообще не думал. Да и никто из них.
В итоге мы покинули этот клуб по интересам, оставив друзей наслаждаться друг другом. Выйдя на крыльцо администрации, Василий Шанин закурил и дал произошедшему и главным действующим лицам очень точную характеристику. Которую, к сожалению, никак нельзя напечатать в газете.
Через несколько дней я дозвонился до Марины Матусевич — было очень интересно, какие секреты обсуждались на заседании совета депутатов. И для чего она предложила сделать его закрытым. Оказалось, что дело не в секретах.
— Вы постоянно искажаете информацию, — объяснила Марина Степановна. — Вот даже в отношении меня. Даже в тот раз, когда вы писали про доходы, вы бы хотя бы поняли — где, что, как. А вам всё равно. Даже мужа моего затронули. Какая машина написали — какое вы имеете право личную жизнь цеплять? Настолько неправдоподобные факты, и мне это совершенно не нравится. Я думаю, что и всем остальным. У нас большинство заседаний было открытых, а в этот раз мы провели закрытое, чтобы вы не искажали информацию.
— А вы всегда теперь будете объявлять заседание закрытым, если увидите в дверях журналистов нашей газеты?
— Да при чем здесь я? Может быть, в следующий раз кто-то другой выступит. Просто мне не понравились ваши последние статьи. Я до этого их не читала, а потом мне сказали, и я прочитала. Нашли миллионеров. Не там ищите!
— А где надо искать?
— Ищите где-нибудь на Майами. А мне ваши статьи не нравятся, поэтому я высказала такое предложение. Это лично мое мнение».
Ответ Марины Матусевич получился немного эмоциональным, но лично мне он понравился. Потому что Марина Степановна доступно объяснила, что никаких других причин, кроме личной обиды, для проведения закрытого заседания не было. И что совет депутатов Сертолово — есть ни что иное, как собрание людей, объединенных не одной целью, а скованных одной цепью из собственных интересов, имеющих очень поверхностное отношение к проблемам города.
Что касается доходов, то я советую Марине Матусевич попробовать убедить депутатов Государственной думы РФ внести изменения в закон, обязывающий чиновников определенного уровня — к которым относится и Марина Степановна — публиковать сведения о доходах в открытом доступе. И тогда никто не сможет узнать ни про машины, ни про Майами. Либо пересилить себя, и начать жить по закону, не возмущаясь его наличием.
А еще можно такую должность освободить. Например, для кого-то, кто не будет стесняться своих доходов. Вот только мне кажется, что для Марины Степановны такой вариант наименее симпатичен.

comments powered by HyperComments